WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

«[00:00:00] Юрий Громыко: Наш круглый стол называется «Развитие vs глобализация?». У нас ситуация следующая. В этот круглый стол мы готовили, – и должен был ...»

[00:00:00]

Юрий Громыко: Наш круглый стол называется «Развитие vs глобализация?». У нас ситуация следующая. В этот круглый стол мы готовили, – и должен был выступать, – Владимир Иванович Якунин. И подготовлены им тезисы. Их можно взять, потому что я их сначала просто зачитаю. Они являются предметом обсуждения. У нас, в настоящий момент, есть шесть выступающих, записавшихся, а потом у нас будет дискуссия по этому вопросу.

Следующий достаточно важный момент. По-английски название нашей секции переведено: «Development vs Globalization?» Здесь, в том числе, присутствует группа, и она тоже будет выступать, группа развития: Паоло Раймонди и Джонатан Тенненбаум. И мы предпочитаем писать не «development», а «razvitie». Латиницей. И это дальше коллеги тоже будут обсуждать и объяснят, почему именно «развитие» (русскими буквами) является определенного типа брендом и требует специальной расшифровки.

Поэтому начнем. Я сначала зачитаю тезисы Владимира Ивановича Якунина. Не все, а тот основной блок, которые, на мой взгляд, требует обсуждения. И дальше мы перейдем к зафиксированным докладам.

Сначала я расскажу несколько слов про пространство обсуждения этих тезисов. Следующим будет за мной выступать Виктор Темирович Зюков. Потом мы передадим слово Юрию Васильевичу Крупнову. Потом у нас будет выступать Паоло Раймонди. После этого будет выступать Джонатан Тенненбаум. И потом у нас слово попросил Зевин Леон Залманович, у которого тоже будет несколько соображений. После этого мы перейдем к возможной свободной дискуссии.

Итак, тезисы Владимира Ивановича Якунина «Развитие (razvitie) против финансовой глобализации».

Первая часть «Неустойчивость сложившегося миропорядка». В настоящий момент Россия стоит перед очень серьезным вызовом радикального изменения глобального мирового целого и трансформации миропорядка, возникшего после развала СССР. Втягивание планеты в череду локальных планетарных конфликтов (Ливия, Сирия, Украина) свидетельствует о том, что мир доллара всеми силами будет бороться за свое существование. Финансовый олигархат, стоящий за миром доллара, всеми силами пытается исключить создание фокуса власти вне мира доллара. Мир находится в ситуации нарастоящих социально-политических и экономических турбулентностей, все большей хаотизации мира. Быстрота, с которой происходят эти изменения, резко отстает от скорости процессов осознания того, что происходит. И, похоже, что скорость этих изменений будет только нарастать.

Продолжающийся всеобъемлющий кризис все более демонстрирует, что США в одиночку не способны удерживать мир от провала в новые катастрофические войны, бойни и глобальную смуту. С геоэкономической точки зрения, на наш взгляд, это означает обострение борьбы между финансовым и промышленным капиталами.

Промышленный капитал, в настоящий момент, – создание новых инфраструктур, транспортных, энергетических, водных, телекоммуникационных, образовательных и прочее, которые нужны всем, всему человечеству, владение которыми не может быть приватизировано. Именно интегральные инфраструктурные планетарные проекты, а также привязанные к ним города и производства, – это и есть способ промышленного капитала вырваться из-под власти финансового.

Промышленный капитал – это целенаправленно наращиваемое планетарное богатство, формируемое из будущего. Деньгами, которыми измеряют новое создаваемое общественное богатство, не может быть доллар, ставший орудием власти финансовой олигархии. Об этом и надо договориться с участниками создания этого нового полюса богатства.





Для того чтобы такой договор состоялся, необходимо предъявить свое цивилизационное видение нового общепланетарного будущего человечества, а также ценностную матрицу нового миропорядка.

[00:05:00]

С позиции российской цивилизационной идентичности, категория «razvitie» должна быть восстановлена в своих правах и стать основным инструментом формирования нового миропорядка. Идеология «razvitie» принципиально отличается от англосаксонского «девелопментализма», отождествляющего развитие исключительно с ростом прибыли частных субъектов на основе спонтанной рыночной динамики. Качественный скачок, прорыв в будущее, уже сегодня который может быть социализирован, цивилизован и обобществлен, составляет важнейшую движущую сердцевину различных форм созидания планетарного человечества.

Формирование курса развития страны предполагает постановку целого ряда вопросов. Важнейшим условием введения этого курса является принципиально новый подход, который перешагивает навязанный «Вашингтонским консенсусом» неолиберально-монетарный подход. В период кризиса нужна системная программа развития, включающая развитие регионов и различных отраслей хозяйства, в том числе, создание новых индустрий и отраслей.

Подход к развитию должен реализовываться как система долгосрочных и краткосрочных задач в условиях преодоления кризиса. Нельзя оставлять программу развития «на потом». Предложить программу развития можно, используя ситуацию кризиса и необходимости незамедлительных решений.

Концепция «Трансевразийского пояса развития» представляет важнейший элемент развития подобной программы. Основу курса развития составляют два взаимосвязанных и взаимоопределяющих вопроса, превратившихся в основную политическую повестку внешней и внутренней политики, технологическая инициатива, которая может запустить новую индустриализацию, и цивилизационная идентичность, которая определяет субъектов процессов развития. Цивилизационная идентичность определяет идеологию страны, предъявляемую на внешней арене. Технологическая инициатива и цивилизационная идентичность взаимно определяют друг друга и должны рассматриваться в единой связи.

Основная проблема запуска процессов развития состоит в том, что отсутствуют требования и целевые индикаторы создания инфраструктурных и технологических продуктов следующего поколения по всем отраслям. Как в сфере коротких кризисных задач, обеспечивающих сохранение покупательной способности рубля при опоре на внутренний спрос (пища, лекарства, строительные материалы), так и в сфере стратегических задач создания инфраструктуры нового поколения (транспорт, энергетика, телекоммуникациия, создание новых отраслей, лазеростроение, приборостроение, композиты, строительство молодежных городов развития). В соответствии с курсом развития можно предложить создание инфраструктуры новых отраслей и производств на основе механизма продуктивного кредита.

Для анализа, кем и как будут потребляться продукты этих новых производств, и как на их основе будет создаваться новый контур экономики, должны использоваться методики динамического межотраслевого баланса.

Способом использования новых инфраструктур населением разных регионов России являются интеллектуальные города (smart cities), или города развития. Таким образом, технологическая инициатива, на языке проекта «Трансевразийский пояс развития» и платформа «Развитие» – это новые инфраструктуры, индустрии, интеллектуальные города развития.

В соответствии с этой программой могут быть обозначены краткострочные, среднесрочные и долгосрочные задачи. Но, как ни парадоксально, краткосрочные стабилизационные задачи, например, сохранение покупательной способности рубля за счет формирования рынка импортозамещения, могут решаться только в контексте долгосрочных стратегических задач.

«Банк развития». Важнейшее условие реализации данного курса, механизмы финансирования курса «Развитие», выделяемые денежные средства на программы развития. При подобном подходе, финансовый механизм этого курса не является чем-то внешним к его предмету и принципам организации, а определяет саму суть, сам тип связи формируемого промышленного капитала и финансовых механизмов.

На наш взгляд, имеет смысл говорить о банке нового типа – «Банке развития». Ключевая задача «Банка Развития» состоит не в манипулировании процентной ставкой, и не в контроле за инфляцией, а в направленной монетизации, введении денег в экономику (в нужные сферы), увеличении в обращении количества денег в новых создаваемых сферах экономики.

Создаваемые новые сферы экономики должны стать драйверами развития. Например, для России это может быть каталитическая промышленность, лазерное станкостроение и другое. Если деньги – это кровь экономики, то речь идет об одновременном и увеличении крови, и создании новых органов, которые будет питать эта кровь, и создание необходимых структур системы кровообращения, новых финансовых механизмов.

[00:10:05]

Только в этом случае не возникнет инфляция. Идея «Банка развития» состоит в том, что должен быть создан институт продуктивного кредита, мобилизующий действие управленческих и инженерных групп, обеспечивающих создание интегративных конструкций следующего поколения.

Наличие в выдвигаемых проектах замысла создания абсолютно конкретных материальных интегративных конструкций, организационных схем новых индустрий на базе новых технологий, типа водородной энергетики, поезда на магнитном подвесе, лазерного станкостроения, космического корабля следующего поколения, является необходимым условием реализации всей политики продуктивного кредита.

Четвертое. Требования курса «Развитие» к корпорациям и кадрам.

В случае курса «Развитие», корпорации ориентированные не на прибыль владельцев акций, миноритариев, но на захват определенных секторов рынка и главное – создание новых рынков на основе новых индустрий и технологий. Для этого требуются кадры нового типа. Для всего набора конструкций, для создания которых нужен институт генеральных конструкторов, людей, способных управлять созданием новых отраслей промышленности.

Кадры для развития требуют особых технологий подготовки. Они должны быть включены в производство не только новых знаний, но и в разработку прорывных проектов, сценирование и их реализацию. В итоге должны получиться команды, которые на базе научной идеи создают новые технологии и продукты, развертывают их производство, создают новые рынки, параллельно готовя под это кадры, осуществляют управление знаниями, обязательствами и активами.

Таким образом, ключевыми составляющими долгосрочной программы «Развитие» является новый способ целеполагание. В основе проектов должен лежать замысел создания материальной конструкции новой отрасли, кластера, инфраструктуры на базе технологического решения (лазерное станкостроение, водородная энергетика, каталитическая отрасль, поезд на магнитном подвесе), новый способ подготовки кадров, нацеленный на подготовку генеральных конструкторов и их команд, а не опирающиеся на устаревшие западные подходы (экономикс, институциональный подход и тому подобное), новый финансовый механизм, продуктивный кредит, позволяющий финансировать промышленное развитие, продуктивный кредит и изменение балансов.

Таким образом, основной вопрос формирования курса «Развитие» состоит не только в долгосрочных инвестициях в инфраструктуру, но введении института продуктивного кредита как инструмента и механизма краткосрочных, среднесрочных и долгосрочных инвестиций в проекты развития. Краткосрочный продуктивный кредит должен быть связан с импортозамещением товаров массового потребления (лекарств, одежды, пищи, стройматериалов). Такой тип импортозамещения связан с восстановлением и развитием субъектности российских производителей и сохранением покупательной способности населения. Среднесрочные и долгосрочный продуктивный кредит определяются качественным скачком возможности обрабатывать добываемые ресурсы и производить продукты с добавленной стоимостью, особенно приборы, станки и технологии.

Так понимаемые проекты развития должны обеспечить изменения нескольких экономических балансов:

Внешнеэкономический баланс между продажей сырья и покупкой на вырученные средства продуктов с добавленной стоимостью, прежде всего приборов и технологий, Россия должна меньше продавать сырья, больше – продуктов его переработки, также больше производить сама технологий, приборов, меньше их покупать;

Баланс расселения. Необходимо обеспечить увеличение плотности населения в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке.

Баланс потребления минимально необходимых для обеспечения жизнедеятельности услуг и высококачественных услуг. Население должно получать все большее количество высококачественных услуг в области образования, медицины, жилищных условий.

Баланс роста производительности труда и стоимости труда. Баланс повышения сложности труда и стоимости труда. Простой труд должен дешеветь, а занятость населения должна смещаться в сторону дорогого высококвалифицированного труда. Труд, обеспечивающий рост производительности, должен более высоко оцениваться. Должна повышаться производительность и увеличиваться стоимость труда, обеспечивающая рост производительности на основе использования новых машин и приборов.

Изменение всех вышеперечисленных балансов может быть обеспечено на основе реализации проекта «Трансевразийский пояс развития». Создание мультиинфраструктуры в Сибири и на Дальнем Востоке создает условия для производства приборов, технологий, формирования новых отраслей, высокооплачиваемых технологических производств, формирование здесь новых городов с более высоким уровнем услуг и заселение этих районов страны. Именно те должны обеспечить сдвижку обозначенных экономических балансов и равновесий.

Спасибо за прослушанный данный текст. Он предложен для его дальнейшего обсуждения, проработки. Сейчас я бы хотел сделать небольшое свое сообщение. Просто обозначить некоторые, как мне представляется, возможные пространства обсуждения. Хотя это никак не определяет и не детерминирует докладчиков.

[00:14:50]

С моей точки зрения, во многом то, что я предлагаю обсудить, связано с тем, что сложившиеся финансовые механизмы построены таким образом, что развитие и создание новых отраслей промышленности, создание новых инфраструктур промышленных, в том числе, восстановление старых, невыгодно финансировать. Поскольку финансы предпочитают сферы, обеспечивающие более быстрый доход: финансовые рынки, недвижимость, потребительские кредиты. В результате сложившейся системы финансовый капитал душит промышленность. Поэтому необходим специальный механизм, который называется «продуктивный кредит», который и должен быть специально разработан и создан. При наличии механизма продуктивного кредита происходит некоторый парадокс, который не принимается основной массой либеральных экономистов, потому что получается парадоксальная вещь – может увеличиваться количество денег (происходит монетизация), но при этом не происходит инфляции. Как обычно считается, что если напечатать деньги, то будет инфляциия. Почему? Потому что есть целенаправленный механизм разработки качественных проектов и обеспечения того, как эти проекты будут реально увеличивать мощь экономики, покупательную способность населения, как эти продукты будут востребовано покупаться.

С этой точки зрения, это важнейший вопрос, на наш взгляд, с которым, в том числе, связаны финансовые механизмы «Трансевразийского пояса развития». Это вопрос о том, как влить деньги в экономику и избежать инфляции. Поскольку для этого и нужен механизм продуктивного кредита и достаточно конкретные инфраструктурные масштабные проекты. Поскольку у всех на слуху проектное финансирование, то здесь следует оговориться, что сам слово «проектное финансирование», «проектная экономика» может ничего не означать, кроме слова. И опять же, переписывание, пересказы хороших, на мой взгляд, хороших немецких и японских учебников про то, что такое проект. Поскольку речь идет, на мой взгляд, – и это необходимо обсуждать, – о вполне конкретных инфраструктурных материальных конструкциях. Например, структура водородной энергетики, где должно быть это все показано, расписано, просмотрено. С этой точки зрения, для того, чтобы продуктивный кредит заработал, первое необходимое, только в этих условиях возможно, что когда печатаются деньги, но не происходит разгона инфляции, если создается защитный контур, окрашивая деньги продуктивного кредита, не допускается их смешение с финансовыми спекуляциями.

Но важнейший вопрос – и он поставлен Владимиром Ивановичем Якуниным – это масштабный проект «Трансевразийский пояс развития», за которым стоит создание новых отраслей промышленности и индустрий, постановка целей и создание новых интегративных материальных конструкций, то есть, инфраструктуры изделий, перед старыми и новыми корпорациями.

Спасибо за внимание! У нас порядок какой? У нас сначала есть выступающие, а потом переходим к дискуссии. Пожалуйста, Виктор Темирович!

Виктор Зюков: Добрый день! Я попробую соотнести тезисы Владимира Ивановича Якунина и повестку дня, заявленную на Московском экономическом форуме. То есть, «Новый курс –время не ждет!»

[00:20:01]

Тут естественным образом возникает вопрос: «А в чем новый курс?» Я повторю, что попробую соотнести выступление Владимира Ивановича Якунина. Оно тезисное, но достаточная точка отсчета для сопоставления всей площадки и того драйва, который заявлен на Московском экономическом форуме. «Новый курс – время не ждет!» В чем новый курс?

Для этого я попробовал набросать схемку «на коленке» и сравнить с теми позициями, которые предъявляются на Санкт-Петербургском экономическом форуме и Красноярском экономическом форуме. Это раскрученные формы. А Московский экономический форум, конечно, позиционируется совершенно иначе. Но тут есть несколько вопросов, которые я хотел бы озвучить, и возможные ответы на них, мне кажется, проглядываются именно в той позиции, которая заявлена в тезисах Якунина.

Что тут изображено? Общий потолок – выход на Правительство. На всех площадках дискуссия идет по поводу тех или иных действий Правительства. Как в частном, так и общем порядке. Понятно, что Санкт-Петербургский и Красноярский экономические форумы – это не столько движение снизу к Правительству, сколько наоборот – предъявление неких действий, некое пиар-медийное действие со стороны Правительства через эти площадки. Поскольку они говорят на одном языке, они действуют в рамках одной, условно говоря, платформы, которая называется «либерально-монетарной платформой».

Относительно такой схемы МЭФ выглядит совершенно по-другому. Это движение снизу. Есть много, десяток интеллектуальных групп, которые не удовлетворены и справедливо критикуют либерально-монетарную платформу, но если попробовать, все-таки, содержательно единую линию сформулировать, то сделать это будет очень трудно.

То есть получить ответ, какова же все-таки платформа, в рамках которой могут объединиться все эти, условно говоря, патриотически, промышленно ориентированные группы, пока что трудно это сделать. Поэтому стоит вопрос МЭФ как альтернативной платформе – что это за платформа? Соответственно, перед МЭФ, на мой взгляд, встает этот центральный вопрос.

К этому добавлю еще такой маленький нюанс. Либерально-монетарная платформа – не локальная платформа, а глобальная. И в России Правительство является ее оператором. Соответственно, если МЭФ хочет заявить альтернативную платформу, то он изначально, по определению, должен действовать в глобальном контексте. То есть, выйти за рамки Правительства, России, и та позитивная платформа, которую предъявит МЭФ – глобальная платформа. Она будет жить постольку, поскольку будет жить в глобальном контексте. Такие предварительные соображения по поводу этой схемки и тех вопросов, которые возникли по сравнению с тезисами Якунина.

Тут маленький психологический феномен. Сейчас если посмотреть на таблички входа, то там «Development vs Globalization». Там должно быть «razvitie». Потому что «development» не улавливает различие между ростом и развитием. Более того, все, что происходит на МЭФ и на этих форумах, имеет один общий потолок – понятие «экономический рост». Покуда это будет общее, в этом смысле всегда будет идти по лыжне, уже проложенной. И чтобы сломать, или переформатировать, в целом, такую постановку вопроса, нужно восстановить категорию «развитие», что и заявлено в тезисах у Якунина.

Здесь я перейду ко второму слайду.

[00:25:00]

Попробую проиллюстрировать, как может формироваться некая новая платформа, ибо в этом направлении уже предприняты начальные шаги в рамках группы «Развитие», о которой упомянул Юрий Вячеславович. Пока она локализуется вокруг проекта «Трансевразийский пояс развития».

Для того, чтобы составить самую общую картинку, здесь приведена карта концептов «Трансевразийского пояса развития» на основе того доклада, где эта концепция была заявлена. Эта карта содержит три слоя. Верхний – это видение. Этим красным эллипсом очерчена, условно, зона «Трансевразийского пояса развития». От Европы до Тихоокеанского побережья России, Японии, Кореи, Китая. Это зона (в глобальном контексте) развития. Это видение. Дальше необходимы последующие шаги, чтобы это видение реализовалось на практике. И основные три проблемы практические – это инфраструктура нового поколения, о чем говорил Юрий Вячеславович, и о чем в тезисах есть, второй блок – это новая финансовая инвестиционная система. И третий блок – цивилизационная идентичность. Если в терминах сообщения Якунина, то получается, что слева – технологическая инициатива (инфраструктура, молодежные города, новые технологии), а справа – цивилизационная инициатива (новая идентичность, новая мотивация людей, новое поколение). Посредине – новый финансовый механизм, который сопрягает драйв в сторону новой промышленности с потребностями людей нового типа.

Так вот, тут встает вопрос: на основе чего возможно это сопряжение единое? Тут уместно вспомнить, что говорил Иммануил Валлерстайн. Он говорил следующее (буквально пару лет назад). На его взгляд, центральная проблема – общего языка, социальных наук. Разделение на политику, экономику и социальное – это условно. Соответственно, эти три блока – три проекции чего-то целого. И как работать с этим целым как с целым, для этого и нужна платформа (интеллектуальная и управленческая). И ее сердцевиной является категория «Развитие». Она показана в среднем слое.

А чтобы более конкретно представить, о чем речь, то совсем слева есть синие квадратики – это цепочка госуправления. Самое крайнее левое звено – это ценности, потом цели, средства и результаты. Так вот, смысл того, что было заявлено в этом проекте изначально – вместо ценности «роста», которая на сегодня, по факту, доминирует и присутствует, и, как было показано на предыдущем слайде, все на это сориентированы, здесь вводится ценность «развитие». Соответственно, предстоит перепрошивка всей цепочки под ценность «развитие». Меняется инструментарий, меняются субъекты. Частично об этих инструментах уже проговорил Юрий Вячеславович, об этом в тезисах Якунина, частично это отражено в этих блоках.

[00:30:02]

Возвращаясь к исходному вопросу, у МЭФа есть прекрасная возможность заявить свое видение на уровне совершенно новой платформы.

Юрий Громыко: речь на английском языке (00:30:29-00:30:54).

Это схема идеи корзины валют, потому что Паоло Раймонди, возможно, на эту тему тоже скажет ряд очень важных замечаний. Спасибо большое, Виктор Темирович! Пожалуйста, господин Крупнов!

Юрий Крупнов: Уважаемые коллеги! Спасибо большое за предложение выступить на данном круглом столе! Мне кажется, что те тезисы, которые представлены президентом «РЖД» и тяжело на слух воспринимаются, и достаточно тяжелые с точки зрения содержательной нагруженности. Это то, что требует проработки. И мы сейчас полностью разобрать эти тезисы физически не сможем. Круглый стол есть круглый стол. Тем не менее, мне представляется, что это очень хороший повод для серьезного и некорректного разговора, я бы так сказал. Потому что основная проблема, на мой взгляд, заключается в том, что слово «развитие» сегодня абсолютно девальвировало. Когда говоришь «развитие», то даже не понятно, о чем человек говорит. Потому что это то же самое, что сказать «солнце», «воздух». Всем все понятно, все всё знают. Абсолютно бытовым и не бытовым образом. Уже академик Коптюк у нас переинтерпретировал «sustainable development», ввел «устойчивое развитие». И уже все говорят только об устойчивом. Потому что такое ощущение, что в ситуации кризиса, когда доллар летит к ста рублям, такое ощущение, что самое опасное, чего все боятся, что, вдруг, будет неустойчивое развитие. Вдруг, у нас доллар и рубль сравняются, и это будет очень неустойчиво, очень страшно. Когда просто рубль в два раза подешевеет за неделю, то это нормальная, живая человеческая ситуация. А когда будет неустойчивое развитие, то есть, «sustainable development», то это что-то такое страшное, что и детям надо запрещать, и лучше этим не заниматься.

Если провести лингвистический анализ употребления слова «развитие», то, на мой взгляд, в российском общественном сознании, – меня сейчас мало интересует девелопментализм, западный, англосаксонский язык, или где-то еще, – на мой взгляд, это просто чудовищное употребление слова «развитие». Мало того, что все – специалисты по развитию. Просто вы можете в половине публикаций, набрав слово «развитие», прочитать: «Три сценария развития. Первый сценарий – развал Российской Федерации на семь частей. Второй сценарий – сохранение Российской Федерации с падением ВВП на 20%. Третий сценарий развития – рост 7,5%, почти как в Китае». Задумываешься, какой сценарий выбрать. «Развитие же хорошо!» – любой нормальный человек скажет. Может быть, сценарий развития с распадом на семь частей? Или другой сценарий развития?

Я не утрирую. Вы можете найти такое в любой добротной, со всякими «свотами» и «свопами», анализами, программе, которая находится.

Если говорить по-простому, оппозиционная категориально-понятийная пара «развитие» и «деградация» абсолютно сегодня отсутствуют в сознании российского не только обывателя, но и человека, который антилиберал. Я не говорю о каких-то несчастных неолибералах, которые перепевают «Вашингтонский консенсус». Я говорю о самых что ни на есть неолибералах.

Пример конкретный, живой. Я вчера выступал на пленарной дискуссии № 2. Глубочайшим образом мною уважаемый академик Сергей Юрьевич Глазьев выступал и говорит, что «конечно, скорее всего, пока нам придется, в том числе, много заниматься догоняющим развитием». То есть, отверточной сборкой. Слово «догоняющее» немножко извиняюще поясняет, что это не совсем полноценное развитие, но все же развитие!

[00:35:00]

Когда российские арбайтеры, или гастарбайтеры, что-то там собирают, отверточную сборку, утеряв свой технологический суверенитет, то это не совсем развитие, но, зато, догоняющее развитие. Так говорит Сергей Юрьевич Глазьев – человек, на мой взгляд, безупречной и научной, и патриотической ориентации. Я в этом смысле, ни в коем случае, не хочу в критику. Я хочу показать девальвацию смысла слово «развитие».

Это первые пункты, мне кажется, они очень важные. Иначе мы все будем просто говорить, а все будут по инерции воспринимать, и будет якобы полный консенсус и взаимопонимание, а на самом деле, на мой взгляд, ничего не будет.

Поэтому, с моей точки зрения, когда слово «razvitie» пишется, как слово «sputnik», латиницей, то я бы, переводя на русский язык, уже без латиницы, то я бы называл «взрывное, страшно опасное, революционное развитие». «Неустойчивое, взрывное и так далее, развитие». И ничто другое, уверяю я, и не только Россию, но и мир, не спасет.

Поэтому согласен полностью с предыдущим выступающим и, прежде всего, с докладом Владимира Ивановича Якунина по поводу того, что, конечно, формирующиеся платформы, – я знаю только одну – это платформа «razvitie», латиницей написанная, отображающая уникальный смысл. Мы сегодня обязаны, объединяя усилия всех, как раньше говорили, прогрессивных сил человечества, эту платформу организовать.

Я буквально неделю назад прилетел из Пекина, где мне посчастливилось встречаться с высокопоставленными чиновниками и бизнесменами. Конечно, я улетал в состоянии маленького муравьишки. Почему? Потому что, во-первых, отношение у наших замечательных китайских коллег к России очень объектно-ориентированное. Они смотрят ресурсы, как можно... Без всяких плохих мыслей. Просто их интересует территория, ресурсы, земля. Но они абсолютно не видят и не опознали субъекта здесь. И они все, например, когда говорят про экономический пояс «Великого шелкового пути», для них это платформа, которая организует все государство, начиная – как раз заканчивалось Всекитайское собрание народных представителей – и от самых высоких (КПК и так далее) до самых мелких бизнесменов. Я встречался с мелкими бизнесменами. Они говорят: «Вы понимаете, у нас сейчас основное – это экономический пояс «Великого шелкового пути». Кто как понимает – это другой вопрос. И дальше я беру документы, например, совместного сотрудничества Российской Федерации и Китая, и читаю. Заявление прошлого года, на высшем уровне, где сказано, что Российская Федерация просит включить Россию в экономический пояс «Великого шелкового пути». Это официальное заявление высших наших руководителей прошлого года.

Имеется в виду, что субъектности никакой нет. Коммунистическая партия Китая выдвинула идею, которая не потому, что Китай плохой, но абсолютно под китайские интересы, под интересы китайской цивилизации. И это правильно! Но Российская Федерация, если спросить серьезных людей и советников, они не знают, что это за идея, что она обозначает. Они считают, что это болтология такая. Что все ворую или зарабатывают. А еще ряд политических деятелей говорит о победе марксизма-ленинизма в глобальном масштабе. Просто понимания нет, но мы уже на официальном уровне, на уровне высших документов, просим Китай включить нас в экономический пояс «Великого шелкового пути». Это значит, что все транспортные магистрали вне Российской Федерации, все коммуникации, в том числе, валютные и содержательные, вне РФ - объект эксплуатации.

Но это вопрос не Китая. Вопрос в том, что с российской стороны нет субъекта. Поэтому я считаю, что ТЕПР, идеология и платформа развития, которая формируется, - это, в том числе, очень серьезная субъектность к таким мегарыночным проектам, как экономический пояс «Великого шелкового пути» или как тот же глобальный, крайне серьезный и тяжелый проект (Украина показатель) Трансатлантического рынка США и Европы. Это второй момент.

[00:40:00]

И я подхожу к завершению своего выступления.

В этом плане, мне кажется, очень важно перейти на другой уровень. Не надо опошлять ситуацию и уровень проблем. Кстати, в Китае и США очень тяжелая ситуация. Очень непростая. Китай - мы должны четко понимать – в международном разделении труда находится на очень низком уровне. Все технологии некитайские.

Но у нас сегодня тоже произошла полная десуверенизация в технологических основаниях. По большому счету, это та же ситуация. Хорошо, а спекулятивно-банковский капитал и надутие долларового пузыря в тех же США, они что, решают технологические проблемы? Нет. Та же Европа. Не важно, с какой стороны подрывается способность человека быть личностью, творческой личностью, и производить выдающиеся продукты, из чего могут кормиться наши дети. Важно, что во всем мире кризис этой способности. Производительная, продуктивная, творческая способность человека. И Россия здесь не хуже, не лучше. Она находится в этом общем ряду. И если мы не будем выдвигать такого рода платформы и продвигать их нашим партнерам, то мы перестанем быть субъектом. Будем территорией, которая кому-то будет интересна, а кому-то – нет.

В этом плане я вчера проводил конференцию, выступал с докладом по поводу «Костромской мечты». И здесь мне хочется показать буквально два слайда, чтобы в этом смысле, мое понимание развития, не в таком, категориальном, научном языке, по-простому.

Первый пункт. Мы поработали в 2014 году. Что мы, в 2014 году поработав всей страной, оставим через двадцать лет нашим детям и внукам. Простой вопрос. Потому что сегодня нефтедоллар падает. Но у нас есть нефть Тюмени и она нас кормит. Это 1960-70 гг. Освоение. У нас есть космос. Мы говорим, что Россия в извозчика превратилась. Но это достаточно валютные полеты, и они нас кормят.

Те люди, которые в 1931 году (Цандор, Королев) шли и говорили: «Вперед на Марс!» И про которых, если сегодня их показать по телевидению, сказали бы, что это люди, сбежавшие из психиатрической больницы. Мы же умные все сегодня! Но они сделали русский космос, и он кормит сегодня очень серьезно страну. Так же, как нефть Тюмени – Салманов. Азербайджанец. Советский азербайджанец, во многом, русский уже азербайджанец, когда он, вопреки всему, из Новосибирска, куда его воткнули, пошел. Он считал, что Тюменская нефть есть, что Приокское месторождение есть. Пошел бурить с выговорами по партийной линии. Фигурально говоря, подарил нам нефть, за счет которой мы все живем. От президента до последнего дворника.

И тот же ВПК. Сегодня выступал один докладчик. Депутат. На пленарной секции. Он говорит: «Надо понимать, что в России есть очень серьезные вещи. Например, оборонно-промышленный комплекс – 15 млрд. дол. в прошлом году мы продали!» А чего они продали? То, что было разработано, самое позднее, в 1980-х гг. Они при чем здесь? Эти наши замечательные оборонщики? Распальцованные. Это все 1950-60-80 гг. Возникает вопрос, с точки зрения теории развития и проблемы развития. Что мы оставим сегодня? Через двадцать лет, что люди будут продавать, если так говорить банально?

И последний момент. В этом плане я считаю, очень важно, что вопрос «Развития» – это вопрос некой новой цивилизационной формации.

[00:44:58]

Потому что надо понимать это. Это не с точки зрения забубенистых слов. Это с точки зрения сложности проблемы. Это гораздо сложнее, чем расчет полета баллистической ракеты на Марс. Хотя вряд ли 100% населения сможет выполнить этот расчет. Но это надо понимать.

И в этом плане уже есть некоторые сегодня точки, которые я хотел бы в заключение обозначить, которые, на мой взгляд, дают возможность, опираясь на российской территории, делать очаги планетарного развития. И как реализацию цивилизации развития.

Начну с Дальнего Востока. Это Приморский край – самая южная часть. На границе Кореи и Китая, где порт «Зарубино» нужно делать главным тихоокеанским русским портом и строить биоэкополис, города на 30-100 тыс. человек. Биоэкополис-2. В Интернете очень много материалов на эту тему. Второе - это Циолковский при космодроме «Восточный». К сожалению, до сих пор Совет Федерации еще не утвердил слово «Циолковский», но буквально на днях это будет сделано. Наукоград, где уже построено семьсот квартир, но еще нет ни одного человека, которого собираются туда поселить. Это отдельная тема. Лучше не буду. А то, боюсь, Юрий Вячеславович меня выгонит. Это показатель нашей асубъектности и нашего непонимания принципа.

Омск – столица новой индустриализации в системе, в том числе, заново освоения Центральной Азии и создания общего рынка Центральной Азии и Сибири.

Крым - огромные проблемы и так далее. Но, безусловно, надо рассматривать как часть Большого Донбасса. Вчера с Павлом Губаревым выступали вместе и обсуждали. Большой Донбасс нужно рассматривать как единую территорию, вопреки военной ситуации и так далее, ситуации гуманитарной катастрофы. Надо идти к формированию Большого Донбасса как очага планетарного развития.

И «Костромская мечта» – вчера был доклад, есть соответствующие тезисы и так далее. Это вопрос нашего Нечерноземья, старорусских территорий. Расселения традиционного русского народа – базов, которые сегодня находятся в крайне депрессивном состоянии, как, наоборот, превратить это во флагман развития и Нечерноземья Евразийского союза, и как построить другую экономику. Я ее называют «проектная экономика развития», которая бы эту цивилизацию развития и платформу «Развитие» могла реализовать. Спасибо большое!

Юрий Громыко: Спасибо! Мне кажется, три идеи для дискуссии. Тут много всего Юрий Васильевич сказал интересного. Но три идеи, действительно, на мой взгляд, принципиальны. Первый момент – концептуальное отношение к понятию «развитие». Второй момент, который с ним связан – обязательно для этого цивилизационная субъектность. И третий момент очень важный – он принципиален для развития, в том числе, проекта «Трансевразийский пояс развития» – это конкретные территории как очаги реального включения в пояс.

Спасибо большое, Юрий Васильевич! Но мне очень важно подчеркнуть, что «Трансевразийский пояс развития» – это не изоляционистская российская идея. Это, в том числе, проблема мирового развития. Я с удовольствием предоставляю слово Паоло Раймонди, который представляет итальянскую группу «Развитие». И у него будет несколько тезисов и про эту группу, и, в том числе, про проблему финансов. Потому что вопрос «Трансевразийский пояс развития» – это совершенно другой подход к финансам.

Пожалуйста, Паоло!

Паоло Раймонди: речь на английском языке (00:48:51-01:12:08)

Юрий Громыко: речь на английском языке (01:12:08-01:13:30).

Джонатан Тенненбаум: речь на английском языке (01:13:30-01:29:58)

Юрий Громыко: Спасибо большое! Мне кажется, те аспекты, которые обсудил Джонатан Тенненбаум в своей небольшой презентации, в том числе, материально-физические показатели развития, связанные с плотностью мощностных потоков, действительно, очень важны, в том числе, для обсуждения выигрышности и привлекательности конкретных проектов.

Второй момент. Действительно, обсуждая процессы развития, мы обязаны видеть технологии разных укладов и разного поколения. Например, простая вещь. «РЖД» вовсю занимается скоростным транспортом, но уже существует, действительно, макет поезда на магнитном подвесе, у которого скорость – 591 км/час. И, конечно, России для ее связности – я согласен опять с профессором Тенненбаумом, что железные дороги – не только транспорт, но и связность значительных пространств. Потому что если мы имеем такую дорогу, которая связывает Хабаровск и Владивосток, мы можем иметь группы, которые работают одновременно на производства Владивостока и Хабаровска, у которых зарплата может быть 1 млн. рублей в сегодняшних рублях. И это уже совсем другие реальности.

И точно так же мы обсуждаем энергетику. Есть очень интересные проекты водородной энергетики. Но дальше очень важен следующий шаг. Это есть одна из важнейших проблем развития - формирование нового фундаментального задела. Потому что, как говорил господин Крупнов, как мы проедаем в экономической сфере заделы той экономики, тех индустриализаций, которые были заложены в советский период, мы точно так же проедаем научный задел, который требует такого же возобновления, которое обеспечивает видение перспективного будущего.Спасибо большое! Возможно, несколько ваших соображений. Господин Симчера, пожалуйста! А после этого у нас будет выступление Зевина Леона Залмановича. Пожалуйста!

Василий Симчера: Безусловно, Владимир Иванович выдвинул дельные тезисы, вокруг которых можно строить концепцию развития мира, а можно строить конкретный проект. И то, и другое надо бы различать, потому что концепция развития мира, как бы тут товарищ Крупнов не ругал нас, что мы плаваем в категориях и вечно что-то придумываем, не завершая предыдущее, достаточно в профессиональных кругах определенная. Это прототип некоторой модели, которая является антагонистом того экономического роста, который повсеместно провалился. Нам уже надоело выстраивать модели роста, которые не работают, нам надоело терпеть эти провалы, нам надоела виртуальная экономика, которой мы наелись, нам уже надоело вранье вокруг этого всего. И мы находимся в поиске, пусть вначале – словесного, а затем, может быть, и цифрового, развития новых платформ. Тут господин Тенненбаум свою физическую экономику прикладывает очень органично. И с этой точки зрения в этой модели развития, если ее понимать в широком смысле, мы бы могли получить новое качество. Потому что то качество экономического роста, тот обман, те заработки на курсовых разницах, на всякого рода спекуляциях, на всякого рода росте цен без роста благ надоел всем. И тут очень четко написал Владимир Иванович, не будучи политиканом, и первым теоретиком в нашей стране, а, тем более, в мире, что экономика развития – это экономика созидания благ, материальных ценностей. То есть, других ценностей, чем нынешняя экономика, целью которой является производство денег.

И чем это не может заслуживать и внимания, и поддержки? Ведь нам экономика денег надоела. Нам надоело, что при том техническом прогрессе, который исчисляется своими эффектами не в разах, а в сотнях разов, человек живет бедно.

[01:35:00]

Подавляющая масса людей живет впроголодь. Выживают, а не живут. И с этой точки зрения, занимать позицию чистоплюя, которая состоит в том, что: «Вот видите, Америка не провалилась, технический прогресс существует. Японцы уже имеют скоростные составы, которые дают 591 км/час». Все это так, но мы решаем такими путями технического прогресса частные проблемы, но не решаем проблем для человечества. И даже если бы пояс развития и все это не существовало, все равно это человек придумал бы. Потому что ему надо куда-то вырываться из тех зажатых рамок, которые составляет нынешняя экономика и в своем целеполагании, и в факторах экономического роста, и в результатах этого роста.

Я дальше продолжать это не буду. Я хочу сказать, что это прекрасный повод переосмысливания, переформулировки всех технологий и процессов экономического мышления, а затем уже – и переосмысливание всех процедур и инструментов реализации этого нового экономического мышления, которые затевал, как ни странно, наш бывший генеральный секретарь, товарищ Горбачев. Ведь он пытался перестроить весь мир, и его поддержал весь мир, за что он заплатил Советским Союзом. Переосмысливание и гласность мы получили, а Советский Союз потеряли. Это великая плата за такое переосмысливание. И я говорю не иронично.

И с этой точки зрения естественно то, что в таком переосмысливании надо бы разделять две вещи. Я должен сказать, что у меня есть большая книжка, которая называется «Развитие экономики России за сто лет и за тысячу лет». Там я показал исторические ряды, а не словесное представление. Я показал – до меня этим занимались Фогель и Нэш – они получили Нобелевскую премию – они показали Америке – есть в США огромная книга «Развитие экономики США с колониальных времен до теперешних дней». Они – основатели этого фундаментального издания. И они показали, что Америка выросла на железных дорогах. Модель Америки – это модель железных дорог. И они показали эту связь и доказали высокий уровень корреляции между развитием железнодорожного транспорта, топологией железнодорожного транспорта в Америке и топологией самих городов, производств и прочее.

Вчера господин Тенненбаум приводил другой пример – по Японии, который тоже мне не известен. Который тоже моделировал, во всяком случае, часть Японии как целостное ядро. И такую сильную конструкцию самой Японии.

Так вот, я об этом говорю, потому что я ездил и к китайцам по этому поводу, и агитировал за это, и сам участвую в этом проекте со своей группой.

[01:40:00]

Я как статистик, мне кажется, мог бы создать цифровой проект пояса развития. Цифровую платформу. Потому что тогда эта цифровая платформа посадила бы на реальные основания очень много из того, что теперь расплывчато представляется. И неясно в словах понимается.

И тогда бы мы могли двигаться, имея некоторый проект, который бы ясно указывал на то, сколько нам нужно тратить ресурсов, по каким структурам эти ресурсы тратить, и что бы мы могли получить на выходе. Это, может быть, если бы мы хотели этот проект продвигать как международный, было бы первым условием, потому что тогда бы начали банки понимать, о чем мы говорим и что мы хотим. И можем ли мы в таком объеме это реализовать, и даже в уменьшенном объеме, как Евроазиатский пояс развития.

Естественно, что если бы мы по этому пути пошли, нам бы от многого пришлось, по нынешним временам, отказаться, потому что мы в России даже для пояса развития не имеем денег. И мне кажется, через сто лет не будем иметь денег. И деньги государства, объединенные с деньгами олигархов, тоже не помогут и на 10% для того, чтобы поднять этот проект. А, кроме того, у нас, как в особой стране, есть всегда вечное противоречие. У нас есть Министерство по вопросам развития Дальнего Востока, у нас есть опережающие технологии, мы уже деньги туда потратили, и теперь накладывать одно на другое даже чисто концептуально не получится.

Причем, должен сказать, что занимая критическую позицию, там мне рассказывают, что очень толково территории опережающего развития создаются. И министр, который там действует, делает это очень рационально, не в пример другим нашим министрам. Можно рассчитывать тогда на определенный успех. Это первое условие, препятствующее этому поясу развития. А второе – мы много раз, и я, в том числе, участвовал на нескольких встречах с китайцами. Китайцы – тут я поясняю, кто дальше стоит от этого проекта – противопоставляют шелковый путь поясу развития. Это альтернативы, а не нечто объединяющееся. И с этой точки зрения, китайцы, в отличие от нас, туда вложили уже 50 млрд. дол. Это не большие деньги для Китая, но приличные. И это реально. И они хотели бы нас заманить, потому что вся железнодорожная инфраструктура не только до Караганды, а и до всех наших угольных бассейнов может быть, и до Тулы. Они бы хотели заграбастать это дешево.

И с этой точки зрения надо видеть очень трезво, потому что китайцы на нас смотрят намного более трезво, чем мы думаем. И если по делам судить, то мы поймем, а если по словам – мы никогда не поймем, что там происходит. И с этой точки зрения нам бы нужно загрузить, прежде всего, этот пояс развития. Загрузить спросом. И китайском, и японским, и дальневосточным в целом. И тогда иметь уже научно-техническую модель пояса развития. Это бы, мне кажется, надо было бы сделать сходу. И как начальное условие – создание новой экономической альтернативы тому, что мы сегодня имеем.

Понятно, что есть и частная проблема. Конечно, если создавать модель развития, основанную на физической экономике, физических процессах и на производстве материальных благ, а не денег. Конечно, нам нужны тогда инфраструктурные наполнения, полноценные и разумные. И, конечно, там кредит с нынешней ставкой 14% работать не может, тогда как в мире работает кредит со ставкой в 2-3%.

[01:45:00]

Владимир Иванович прав здесь, что все остальное представляет банковскую систему развития. Как, может быть, одну из самых модных и «вкусных», но не самую важную. Потому что с этой точки зрения естественно, что эта модель развития в своей основе должна опираться на модель удешевления стоимости единицы производимой продукции. Эта модель должна быть конкурентной. И много более конкурентной, чем любая другая. Что вам перевозить грузы, если они будут обходиться дороже, чем перевозить грузы из Азии в Европу морским или воздушным путем.

И Владимир Иванович здесь выдвигает, – и это уже профессиональное, – что такая модель способна сортировать грузы и делить на грузы первоочередного, срочного вывоза, от тех, которые терпят в очереди. И тогда организовать ту логистику, о которой болтают. А там можно реализовать ее. Следовательно, такая модель должна идти впереди. Опять должна быть модель, а не разговор. И с этой точки зрения, естественно, что самое трудное, что предстоит, погружая эту модель развития в реальность – одолеть те догмы и ограничения, те мировоззрения, которые теперь существуют.

Как это сделать, если бы я это сделал? Прежде всего, нужно произвести переинвентаризацию всей страны. Нужно оценить, сколько стоит страна сегодня, с ее ресурсами, с ее людьми, капиталами и капитализацией этих капиталов. Оценку произвести с единых позиций, а не рассуждать о корзинах паритета, обмена, и таким образом работать на исключениях, а не на правилах. С этой точки зрения, я повторяюсь, мы бы продвинулись вперед, и должны бы продвинуться вперед, если бы эта переоценка перед нами была в руках. Осуществлена.

Я вчера тут рассказывал, и очень публику взволновало мое выступление тем, что очень много глупостей. И наш форум, который мог бы служить моделью развития... Но на нашем форуме, если мы слышим рассуждения, что в условиях девальвации цены могут падать... Человек не может подсчитать, что в условиях девальвации цена меняется таким образом. И девальвации, курс доллара являются составным элементом цены. Рынок доллара и купли-продажи – это 15%. Тогда рост цены будет – конкретный рост по корзине цен на конкретные товары, умноженные на долю 0,85, если рынок валютный составляет 15%, и 0,15, умноженное на рост курса доллара.

Вот такая цена будет. Такое изменение цены. А не дикое утверждение, что в условиях девальвации, то есть обесценения рубля, цены повышаются. И какой-то человек вытащил данные по металлургии и говорит: смотрите, видите, доллар вырос в два раза, а цены на металл понизились тоже в два раза. Я ему говорю: «Цены понизились, потому что металл не покупают, а не потому, что доллар возрос, а рубль упал». И если мы такие подмены начинают осуществлять, и делать предметом обсуждения, то мы никогда не продвинемся.

Это в качестве отвлечения. А по сути, нам бы разбираться в своей экономике. А вообще говоря, и в американской экономике, европейской экономике. Потому что глупостей очень много. Я приведу пример – это нас касается. Европа и Америка – берите статистический ежегодник по торговле ООН.

[01:50:05]

Там отражено, что экспорт этих стран товаров без услуг в Россию составил в 2013 году 650 млрд. долларов. А посмотрите теперь наш статистический ежегодник. Сколько... экспорт оттуда, значит, импорт сюда, у нас. А тут написано, что это 350 млрд. дол. Разница почти в два раза! Куда делись эти доллары? Я бы плюнул, если бы это был эффект чисто статистического счета. Но там не только статистический счет. Там вся манипуляция с курсовыми разницами, долларами, ценами и контрабандой. Тогда если мы хотим выстраивать экономику, основанную на здоровом развитии, физическом развитии, мы тогда должны одно от другого отделить. И оценки иметь ясные. Мир же не мог произвести 650 млрд., а мы обесценили и купили за 350. Так не бывает. Но это статистика. Это официальные данные. За этим стоят правительства, за этим стоит ориентация, зарплаты, бюджеты так далее.

И с этой точки зрения я могу привести сто таких примеров.

Юрий Громыко: Время уже все, спасибо.

Василий Симчера: Времени у меня нет, и я заключаю таким образом. Если мы хотим создавать – а мы бы должны создавать, если мы ученые, конструкторы будущего – и хотим двигаться в правильном направлении, и не только в российской экономике, но и мировой, мы должны эти проекты продвигать, трезво их оценивать и обеспечить их реализацию. Я думаю, что Владимир Иванович, если бы был назначен министром развития в России, и уточнил понятие «развитие» и был при этом первым министром развития, мне кажется, что мы могли бы многое сделать еще при его жизни. И при нашей жизни. Для этого есть очень много оснований – и я поблагодарю всех присутствующих, что они включаются в это и серьезно видят, что такой проект мог бы быть реально реализован. Спасибо!

Юрий Громыко: Спасибо большое! Мне кажется, поставленный вопрос о том, что нужна цифровая модель пояса – принципиальна. И надо будет туда все равно двигаться. Тем более, про Японию, потому что тут есть еще у нас, на семинаре выступал, Ричард Верн, я тут не могу про это не сказать, который показал, что все японское чудо, исходная модель и промышленного развития, и финансирования, сложилась при формировании Маньчжоу-го. Фактически, те, кто развивали транспорт и энергетику, были сохранены, потом переместились в министерство развития и в центробанк Японии, и запустили ту же модель. И с этой точки зрения, Дунбе или Маньчжурия вместе с БАМом и сейчас является очень интригующей зоной.

Василий Симчера: Абсолютно верно. Но проблема принципиальная состоит в том, что если вы хотите, чтобы вам не поверили, говорите правду. А я говорю: «Если хотите, чтобы вам поверили, говорите неправду». Так вот, мы пока говорим неправду. Или очень мало кадров.

Тут мой друг сказал правильно, что надо бы перевод осуществить, трансляцию. И трансляцию этих всех вещей нужно начинать с лексики. У нас очень плохая лекция. И плохой тезаурус. Естественно, это бы требовало, – и тут в проекте Владимира Ивановича правильно говориться, – кроме банков, на первом месте кадры.

[01:55:00]

Создайте такие кадры!

Юрий Громыко: Спасибо! И последний у нас записавшийся докладчик – Зевин Леон Залманович, пожалуйста!

Спасибо! Я должен дать небольшую справку. В силу определенных обстоятельств, я был изолирован от подготовки к этому форуму. И не готовил никаких выступлений, но когда я увидел тему, предложенную нашему круглому столу, она меня заинтересовала. И в связи с этим, я хочу сказать: «Не рассматривайте меня как выступающего, а как первого участника дискуссии». Поскольку я могу сделать несколько непоследовательных замечаний, противоречивых, может быть, даже.

Первое. Мне очень понравился ваш подход к переводу слова «develoopment». Мы об этом у себя Институте экономики рассуждали и рассуждаем. Я не буду повторяться, что развитие – не только экономический рост. С этим можно согласиться. Но мне кажется, что вы вашем анализе проявляете определенную односторонность. Вы рассматриваете «развитие против глобализации». А я думаю, что это не дает полной картины того, что сейчас происходит в современном мире. Дело в том, что когда мы говорим о глобализации, подчеркивается объединительный процесс, увеличения размеров. Действительно, мы сейчас имеем мировую финансовую систему гигантскую, оторванную от реальной экономики. Мы имеем гигантские производственные и сбытовые сети. Мы имеем многие тысячи ТНК, которые уже не связаны с национальной экономикой.

По сути дела, мировая экономика превратилась в глобальную. Но признать это – это значит не учитывать, что одновременно параллельно идут не менее сильные и активные проблемы фрагментизации. Я думаю, ваш стол было бы правильно назвать «развитие между глобализацией и фрагментацией». Посмотрите, что произошло в мире. Я вам рассказал, как увеличились масштабы деятельности финансовой и реальной экономики. С другой стороны, когда начался современный послевоенный период, мы имели девяносто государств. Но после распада колониальной системы, распада Югославии, Советского Союза, сейчас мы имеем более ста двадцати государств и экономических территорий.

Это означает, что рамки национальных экономик начинают сужаться. Мне кажется, при анализе проблемы теории развития моделей развития, этот фактор необходимо учитывать.

И, на мой взгляд, сейчас в мире сложилась новая биполярная система. Идет глобализация и идет фрагментизация. Одновременно.

Они и соперничают, но и взаимодействуют друг с другом.

[02:00:00]

В результате сужение национальных экономик вызвало потребность в создании каких-то новых структур, которые бы поддержали более слабые силы национальной экономики в противостоянии с глобальными процессами. Так появилось новое явление – регионализм. Это новая экономическая единица в процессе жизни. Причем, будем считать, что регионализм появился с 1945 года – после окончания войны и развала системы. За это время он прошел четыре стадии. Регионализм в классическом понимании, с которым мы все знакомы. От 1970-х к 1980-м годам прошла волна критики классического регионализма. От 1980-х до 1990-х возник новый регионализм. И сейчас мы имеем сравнительный, после 2000-го года, регионализм. Признано сейчас, что нет единой системы, которую мы считали, что есть пять стадий, начиная с зоны свободной торговли, потом таможенный союз и так далее. Разные пути развития. И появилось новое экономическое понятие – региональная идентичность. Я прошу обратить внимание, я позже на этом остановлюсь, но это очень важное явление. Это орудие защиты национальных менее размерных экономик от намного, в разы, десятки и сотни раз, более сильных глобальных процессов.

Глобализация, по сути дела, родила регионализм. Глобализация родила фрагментацию. Дело в том, что англосаксонский вариант глобализации предусматривает формирование центра мира. Это Северная Америка, Европа и Япония. И остального мира. Это совершенно типичная биполярность. Что из этого следует? Что нужно укреплять региональное звено. Но как это можно сделать?

Посмотрите! Мы в своих моделях развития, о которых здесь говорилось сегодня, рассматриваем создание национальной экономики с экспортной ориентацией.

[02:05:00]

Действительно, большинство теорий соглашается на этом. Но как достичь экспортной ориентации. Боюсь, что мы, как всегда на Руси, немного торопимся.

Вот смотрите. Европа в рамках своей структуры потребляет примерно до 73% своего экспорта. США – примерно половину. Половина внутри США, в NAFTA. А теперь парадокс появляется. Третьей в мире по важности по этому показателю оказывается Азия. Вся громадная территория в Азии. Значит, ваши позиции в мире определяются не только уровнем развития, но и размером экономической структуры, то есть, емкостью внутреннего рынка.

Интересная картина. Первые четыре структуры в мире с самым плотным внутреннем рынком занимают первые четыре экспортные позиции. На первом месте Европа, на втором – Азия (среднеразвитая, в лучшем случае), третье место – это юг западного полушария, на четвертом месте уже идет (тут иногда немного перемежаются) Ближний Восток, СНГ приближается.

Наша модель должна учитывать, несмотря на то, что происходит эта фрагментация, мы должны бороться за создание этого пояса. Вы называете это «поясом сотрудничества». Я понимаю этот «пояс сотрудничества» созданием пояса соседства, взаимодействующего с нами. Можем ли мы это сделать? Можем создать в Евразии на базе той реальности, которую мы имеем, такой пояс сотрудничества?

Тут я должен высказать какие-то определенные сомнения. Конечно, шансы есть. Но что для этого нужно? В индустриальную эпоху для того, чтобы создать экономику, которая была способна выдержать не только отдельные шоки, пусть даже сильные, но и даже быть самодостаточной в случае ее изоляции, санкций и тому подобное. Тогда такая структура требовала минимум 300 млн. потребителей. Тогда, в индустриальную эпоху. В новую эпоху, в которую мы должны будем вступить, хотим мы этого или нет (или мы останемся где-то на задворках), видимо, это несколько меньше будет. Во всяком случае, значительно больше, чем те размеры, которая занимает Россия. Значит, мы обязаны любой ценой, несмотря на то, что происходит в Украине и вокруг, добиваться того, чтобы создать вокруг России этот пояс развития.

Но для того, чтобы создать этот пояс развития, Россия, в первую очередь, должна стать центром, откуда импульсы развития должны идти.

Какой у нас сейчас есть потенциал? Природные ресурсы, размеры территории и инфраструктура. Еще пока, к сожалению, не развитая достаточно. Наша задача – именно сосредоточиться на этих вопросах с тем, чтобы сделать и попытаться создать евразийскую идентичность. Новую евразийскую. В старом виде она была империей, потом Советским Союзом. Пока, к сожалению, это задача, которую нам только предстоит решать.

Я не беру на себя ответственность сказать, что мы можем добиться. Но, не добившись этого, мы перестанем быть субъектом.

[02:10:00]

Юрий Громыко: Спасибо огромное, но все основные тезисы совпадают с тем, что и мы думаем. Потому что эта новая евразийская идентичность и есть новая цивилизационная идентичность. Действительно, это основной вызов – создание субъектности. Второй тезис, где я согласен, – именно протяженность и инфраструктуру, поэтому мы и выходим на пояс развития. То, что может помочь преодолеть те фрагментации...

Леон Зевин: Наш потенциал, один из мощнейших – природные ресурсы. Еще, если можно, небольшое участие в дискуссии. Тут академика критиковали за термин «догоняющее развитие». Вы понимаете, в критике давалось, что это неполноценное развитие. Нет! Под догоняющем развитием имеется в виду определенный период, когда вы опираетесь, в основном, на заимственные технологии, а не на свои.

Юрий Громыко: Леон Залманович, это мы поняли. Но Юрий Васильевич другой вопрос ставит. Когда это все опирается на заимствования, можно ли это называть развитием?

Леон Зевин: Нет. Но боюсь, что нам какой-то период сейчас придется восстановить индустриальный потенциал. Мы же не перейдем в новый этап, перескочив через него. Какой-то период придется... Что, кстати, сейчас и делается, называя это ипортозамещением.

Юрий Громыко: Это отдельная тема, которую я тоже хотел бы пообсуждать. Вы огромную тему тут затрагиваете. Опережающее ипортозамещение. И очень важно это. Спасибо вам большое!

У нас последний выступающий. Совсем уже немного времени. Это Герасимов Валерий Иванович. Пожалуйста, Валерий Иванович! Но немножко. Мы вам много времени уже не дадим.

Валерий Герасимов: Основной вопрос, который встал на нашем форуме: «Как стать на ноги?» Мы упали. Мы помним, в какое время мы упали, благодаря чему. Мы ввели частную форму собственности. Она съела все другие формы собственности. И мы пошли вниз. Каждый год, регулярно, режимно. За этот переход депутаты Госдумы ежегодно получают повышенную оплату, благодаря которой появились особняки их собственные за рубежом.

Юрий Громыко: Сейчас на 10% снизили.

Валерий Герасимов: А на 90%?

Теперь дальше. Как вы думаете, вспоминаем время сравнения США и СССР. Считались ли они примерно равными? Первый вопрос. Второй вопрос: сколько времени потребовалось? Следующий: сколько времени просуществовали советская экономическая модель? Такие гиганты мысли экономической, как Абалкин, сразу брякнул: «Семьдесят». Он в экономике ничего не понимает. Семьдесят лет просуществовала политическая система.

Сейчас определим, из чего состояли и какими были рычаги такого быстрого развития? Первое – мы можем определить по съездам. Был съезд по коллективизации, то есть централизации сельского хозяйства. На Западе этого механизма не было. Был съезд по индустриализации. На Западе этого механизма не было. И было централизованное планирование. Плюс все вместе объединял еще принцип централизации.

[02:15:00]

Монополизация хозяйства по отраслям. И благодаря этим рычагам мы вырвались и догнали передовые страны западного мира. Это первое.

Где-то к 1960-му году послевоенному подводили итоги, как же люди работают? В Америке лучше, потому что мы могли где-то до 80% подняться к объему продукции, производимой в Штатах. Перелистываем странички справочника и смотрим энерговооруженность. У Штатов – 100% на 4 кВт·ч. Они в четыре раза объема энергетики имели. У нас была война, которая «скушала» наши электростанции. У нас 80%, но 1 кВт·ч.

Теперь посмотрим, как люди работают: 1 кВт·ч – и 80%, 4 кВт·ч – 100%. То есть, в четыре раза наши мужики работали лучше.

Теперь посмотрим качество. Помните автомобиль «Победа»? Сколько десятилетий его нет. Но свою функцию он выполняет? Да, даже еще и перевыполняет. Останавливает ГАИ и говорит: «Ты чего идешь выше 80 км/час?»

Сколько мы сэкономили ресурсов, когда наш автомобиль хорошо работает до такого времени. Но возьмем другую отрасль. Холодильник «ЗиЛ-Москва» кто знает? Сколько он отработал времени? Это качество или нет?

Возьмем третью отрасль – космос. «Мир» сколько сроков отработала? И могла еще работать. Так мы организовали работу по качеству выпускаемой продукции. Вот, что такое система хозяйствования при том выборе направлений.

Теперь другие цифры. Возьмем, за сто лет сравним. Какой результат давал каждый тип экономического развития в пределах этих ста лет? Всего было пять. Первый – это Столыпин и Николай II. Второй – Ленин и нэп. Третий – период, где главную роль в управлении страной играл Сталин. Четвертый – Косыгин, Ельцин и группа товарищей. Затем наша «сладкая парочка», в результате работы которой ежегодно падает уровень производства. И совсем уничтожен был два года назад.

Единственным мерилом может быть рентабельность. Есть такой показатель в экономике. Рентабельность Столыпина и Николая II – 46%. Но дело в том, что проценты – тоже хитрая вещь. Процент от рубля – одна натуральная величина. А процент от 100 млн. – другая величина процентная. Так вот, 40% – при виде собственности частной, при виде производства – мелкотоварном, и цель производства – прибыль.

Следующий этап – нэп и Ленин – вид собственности смешанный. Частная и общественная. Вид производства – плановое и мелкотоварное. Цель – тоже прибыль. Эффективность 30%.

Берем следующий период – советский. Государственная общенародная собственность на все орудия и средства производства. Это по видам собственности. Частной нет. Цель – вид производства. Только плановая экономика. Только. Цель производства – снижение себестоимости. Не получение прибыли, а снижение себестоимости, что обеспечило ежегодное снижение цен то ли 1 апреля, то ли 1 марта. Первого числа весеннего месяца.

И последний показатель – рентабельность. 146%! При общественных формах собственности. При цели производства товара – штуки, а не денежное выражение.

Следующее. Было постановление Совета Министров СССР и ЦК КПСС от 4 октября 1965 года. Вновь вводится частная форма собственности. Целью производства становится прибыль с нарастанием. И получили результат – 17,9%. Достаточно эффективно?

Следующее. Полная отмена общенародной собственности.

[02:20:00]

Ее нет. Нет плановой экономики. Она хаотичная. Но многие говорят «рыночная». Цель производства - прибыл. А эффективность – 6%. В 2012 году показатель эффективности докатился до 3,8%. Обеспечен выход на стагнацию экономики. Стагнация начинается с 4%. А дальнейшее развитие экономики называется «гниением». И уничтожением. Что мы и получили в области культуры. Знаете, что мы получили? Девочки начальной школы курят, девочки неполной средней школы другими вещами занимаются.

По беспризорности. Во время войны беспризорных было очень много – 700 тыс. Сейчас – 2 млн. Это тоже гниение. Пока я предлагаю только проанализировать. Мы можем посмотреть, что сзади нас? Посмотрели. А дальше – выбирайте. Хотите – выбирайте частную собственность, рынок, все остальное. Хотите – выбирайте социализм. Как хотите.

Так вот, в 2013 году эффективность была -1,8%. Об этом сказал наш бывший министр финансов на встрече с президентом страны. А оба они встречались на совместном разговоре вопросов-ответов. Это раз. Уже гниение пошло. А вот в 2014 году -6,4%. Мы в отрицательном балансе сидим. А дальше? Дальше у нас будет подъем, потому что смотрите, сколько миллионов денег выдается на развитие. Банкам – триллион. На железную дорогу – тоже триллион. 300 тыс. – нашим Ротенбергам и тому подобное. Производства нет – оно сдохло. А деньги откуда? Попробуйте задуматься дома, откуда деньги? Иностранцы не дают. А деньги есть. Реальные. Это очень страшно, потому что нас полностью уничтожают. Нашу землю продают и не пускают на те земли малые народы, которые всю жизнь жили. Там преобладает мировое законодательство. Нашему законодательству рядом делать нечего. Его не признают. Юридически нет земель. Теперь что будем делать дальше?

Дело в том, что когда на науку перестали давать финансирование, людей повыгоняли из институтов. Но от себя эта категория трудящихся не может отказаться. Она все равно думает. И думает несвязанным целеполаганием, когда усовершенствовать то, что было, частично. А сейчас они думают свободно. И придумали чрезвычайные вещи. Например, ветроэлектростанции. Никаких крыльев нет, никаких вращающихся элементов. А электроэнергию выдают. Сюда таких электростанций примерно четыре-пять штук влезет. Каждая из них дает до 77 МВт электроэнергии. В течение года совершенствовались таким образом.

Заправка этой электростанции. Сегодня она готова. Ее заправляют ветром и выводят из ангара. Но потом нужна вторая заправка. Она будет, может быть, лет через пятьдесят, может быть, через сто пятьдесят. Образец ее имеется. Кроме этого, нужно изменить финансовые потоки.

[02:25:00]

Так, как распределяют деньги сейчас – это большая глупость и расхищение. Идет точечное распределение. Хороший человек, нравится он мне – я ему дам денег. А тому денег не дам. Что мы получаем? Этот человек имеет свои границы. Губернии. От климатических условий, от природных у него есть свои цели и задачи. У того, другого – другой климатический пояс. И сырьевая база тоже другая. И другие цели и задачи. А это все – сторона «А», у которой тоже есть цели и задачи, которые никак не совпадают с целями и задачами этих губернаторов.

К чему мы приходим? Требуется новые потоки финансовые организовать. Какие? Принципы: точечный, линейный и кустовой.

Точечный – город Миасс. Он занимается изготовлением ракетной техники. Он один, но обеспечивает всю страну. Ему можно дать, этому губернатору.

Есть линейный принцип. В жилье нуждается вся страна. Мы пригласили вас в архитекторы, и там губернаторы есть. Выберите проект, выберите количество, объем определите, и тогда страна финансирует ЖКХ или новое жилищное строительство. Деньги тоже не украдут.

Последний принцип – кустовой. В городе Астрахани по двенадцати направлениям развитие хозяйства страны, они лучшие в мире и дают лучший результат. Рыба. Путин просил 600 тыс. тонн два года назад. Сейчас они готовы дать 1,2 млн. тонн осетровых, которые зимой жируют, пробивают носом лед и очень активно жрут. Набирают объемы мяса раз в четыре больше и быстрее. По этой стороне.

По состоянию образования. Образование – очень важное направление. Почему?

Юрий Громыко: Коллеги, по времени уже все. Спасибо большое! Это уже можно сделать на убедительных моделях, как это будет работать. С другой стороны, нам очень важна костромская модель. Потому что это может быть важнейший элемент пояса развития.

Спасибо большое! Было очень интересное обсуждение.


Похожие работы:

«262890053340 Администрация Светлоярского муниципального района Волгоградской областиПОСТАНОВЛЕНИЕ от 04.07.2016 №1028 Об утверждении Порядка и методики планирования бюджетных ассигнований бюджета Светлоярского муниципального района и бюджета Светлоярского городского поселения на очередной финансовый год и...»

«ЧЕЛЯБИНСКАЯ ОБЛАСТЬСОБРАНИЕ ДЕПУТАТОВ ЗЛАТОУСТОВСКОГОГОРОДСКОГО ОКРУГА РЕШЕНИЕ № 27-ЗГО от 05.05.2017 г. О внесении изменений в решение Собрания депутатов Златоустовского городского округа от 10.10.2011 г. №60-ЗГО "Об утверждении Положения о Контрольно-счетной палате Златоустовск...»

«Крепость-герой Брест Из всех городов Советского Союза, именно Бресту выпала участь первым столкнуться с агрессией немецко-фашистских захватчиков. Ранним утром 22 июня 1941 г. вражеской бомбардировке подверглас...»

«РЕШЕНИЕ Именем Российской Федерации 19 мая 2014 года город Москва Суд, в составе председательствующего мирового судьи судебного участка № 423 Тверского района города Москвы Комлева С.В., исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка № 370 района Тверской города Москвы, при секретаре ***, р...»

«Республиканский молодежный инновационный конвент "Молодежь – для будущего Республики Коми""Разработка корпоративного стиля в элементах школьной формы с использованием  техники Эбру" Афанасьева Елизавета Александров...»

«Администрация муниципального образования Новоладожское городское поселение Волховского муниципального района Ленинградской областиПОСТАНОВЛЕНИЕ " 30 " мая 2016 года № 321 О внесении изменений в постановление администрации Новоладожского городс...»

«МЕЖДУНАРОДНОЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВОТЕМЫ ДИПЛОМНЫХ РАБОТ1. Сущность и проявления влияния мирового хозяйства на развитие национального хозяйства (на примере страны)2. Характеристика новых субъектов мирового хозяйства: глобальные торгово-производственные сети.3. Анализ мирового хозяйства как многоуровневой системы.4....»

«Дума Артемовского городского округа V созыв 56 заседание РЕШЕНИЕ от 25 сентября 2014 года № 546 О внесении изменений в Порядок формирования и использования бюджетных ассигнований Дорожного фонда Артемовского городского округа В...»

«ПроектМИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (МИНФИН РОССИИ)ПРИКАЗ Об условиях допуска товаров, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд В соотве...»

«Литература, рекомендованная к курсу "Управление инновациями"Основная литература: Акимов А. А., Гамидов Г. С., Колосов В. Г. Системологические основы инноватики. – СПб.: Политехника, 2002. Альтшулер Г.С. Найти идею. М. Альпина бизнес букс. 2007. Баранчеев В. П. Управление ин...»

«ПРОТОКОЛ заседание экспертной комиссии по проведению конкурса о порядке предоставления субсидий на реализацию социально значимых проектов, выполняемых в сфере средств массовой информации в 2016 годуУТВЕРЖДАЮ Председатель экспертной комиссии по пред...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКАРабочая программа уроков обществознания (включая экономику и право) для 6, 7, 8, 9 классов составлена в соответствии с нормативными документами:1. Примерная программа основного...»

«ПРОЕКТ АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА УЛЬЯНОВСКАПОСТАНОВЛЕНИЕ О внесении изменения в постановление администрации города Ульяновска от 04.10.2013 № 4334 В соответствии со статьёй 179 Бюджетного кодекса Российской Федерации, решением Ульяновской Городской Д...»

«Правительство Российской Федерации Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный исследовательский универс...»

«"Утверждаю" Председатель Совета КСО Забайкальского края "28" декабря 2015 года С.А. Доробалюк План работы Совета контрольно-счетных органов Забайкальского края на 2016 год, (в редакции от 01 августа 2016 года) № п/п Наименование мер...»

«Как получить прибыль БОЛЕЕ 500 млн. руб. с командой НЕ БОЛЕЕ 5 человек Пошаговая инструкция (СТРОГО следуйте данной инструкции и ГАРАНИРОВАННО получите ЧИСТУЮ ПРИБЫЛЬ более 500 млн. руб.!)1. Откройте себе отдельный кошелек в платежной системе Яндекс.Деньги. Для этого перейдите по ссылке: https://money.yandex.ru/new/#1 и щ...»

«АСПИРАНТУРА СИМОиРНАПРАВЛЕНИЯ ПОДГОТОВКИ В Сибирском институте международных отношений и регионоведения открыта и аккредитована аспирантура по направлению 41.06.01 — Политиче...»

«Внешнеэкономическая деятельность Чукотского автономного округа за 2014 год 2014 год, несмотря на существенные изменения условий внешнеэкономической деятельности в Российской Федерации, не показал кардинальных перемен в структуре экспорта и импорта Чукотского автономного округа. Сальдо внешнеторгов...»

«Урок 3. География — наука о Земле Тип урока. Урок изучения нового. Цели и задачи. Сформировать понятия: "физическая география", "социально-экономическая география". Познакомить с предметом изу...»

«Примерный вариант контрольной работы № 11. Стоимость одного товара выражается во множестве других товаров, каждый из которых отражает суть первого товара это суть: а) простой или случайной формы стоимости б) денежной формы сто...»

«Документ предоставлен КонсультантПлюсПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИРАСПОРЯЖЕНИЕ от 28 марта 2016 г. N 530-р Список изменяющих документов (в ред. распоряжений Правительства РФ от 10.05.2016 N 870-р, от 16.05.2016 N 919-р) Утвердить прилагаемый перечень субсидий юридическим лицам, в том числе государственным корпор...»

«Экономика организации и анализ хозяйственной деятельности Примерный перечень вопросов к экзамену Понятие, функции и цели современной организации. Виды организаций. Современные формы объединения организаций. Экономический потенциал организации. Сущность и классификация основных средств орга...»






















 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.