WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

Pages:   || 2 |

«ХОЗЯЙСТВЕННОЕ ПАРТНЕРСТВО «НОВЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ» ДОКЛАД Комитету гражданских инициатив подготовлен по заказу Фонда Кудрина МЕЖДУ КРЫМОМ И КРИЗИСОМ: ...»

-- [ Страница 1 ] --

ХОЗЯЙСТВЕННОЕ ПАРТНЕРСТВО «НОВЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ»

ДОКЛАД

Комитету гражданских инициатив подготовлен по заказу Фонда Кудрина

МЕЖДУ КРЫМОМ И КРИЗИСОМ:

ПОЧЕМУ ИЗМЕНИЛИСЬ СОЦИАЛЬНЫЕ УСТАНОВКИ РОССИЯН?

Москва

март 2015 года

Авторы:

Дмитриев Михаил Эгонович

Белановский Сергей Александрович

Никольская Анастасия Всеволодовна

Узик Анна Валериевна

Научный редактор:

Дмитриев Михаил Эгонович

Оглавление

TOC \o "1-3" \h \z \u Введение PAGEREF _Toc414266310 \h 41.Краткая хронология изменения социальных приоритетов: шаг вперед, два шага назад PAGEREF _Toc414266311 \h 71.1.2000-2010 годы: «марш-бросок» в общество массового потребления и начало переключения на приоритеты человеческого развития PAGEREF _Toc414266312 \h 71.2.2011-2013 годы: эффект «упущенных возможностей» PAGEREF _Toc414266313 \h 111.3.Первое полугодие 2014 года: кризис на Украине как «социальный громоотвод» PAGEREF _Toc414266314 \h 191.4.Второе полугодие 2014 - начало 2015 года: переключение на внешние и внутренние угрозы.………………………………………………………………………………………………………… PAGEREF _Toc414266315 \h 232.Эволюция политических настроений и политического поведения: назад в будущее? PAGEREF _Toc414266316 \h 332.1.Подъем рейтингов в 2014 г.: действие защитного патриотизма PAGEREF _Toc414266317 \h 332.



2.Внутриполитические составляющие рейтинга: фундаментальные факторы изменений PAGEREF _Toc414266318 \h 362.3.Мотив безальтернативности В.Путина: время как фактор поддержки PAGEREF _Toc414266319 \h 402.4.Эволюция протестного поведения:«в кильватере» социальных приоритетов PAGEREF _Toc414266320 \h 452.5.Утрата интереса к оппозиционным партиям: возможный дефицит предложения PAGEREF _Toc414266321 \h 522.6.Роль официальных СМИ: «взлеты и падения» влияния PAGEREF _Toc414266322 \h 533.Возможные сценарии дальнейшего изменения социальных установок и политических настроений PAGEREF _Toc414266323 \h 593.1.Основная сценарная развилка: урегулирование вооруженного конфликта на Украине PAGEREF _Toc414266324 \h 593.2.Первый сценарий: возвращение к повестке развития PAGEREF _Toc414266325 \h 613.3.Второй сценарий: консервация повестки выживания PAGEREF _Toc414266326 \h 62Заключение PAGEREF _Toc414266327 \h 63Список использованной литературы и прочих источников PAGEREF _Toc414266328 \h 67Приложение 1. Изменение политических настроений россиян за период с мая по декабрь 2013 г. PAGEREF _Toc414266329 \h 69

ВведениеДанный доклад подготовлен с использованием материалов нашего последнего социологического исследования, которое проводилось в декабре 2014 г. Оно является продолжением мониторинговых социологических исследований, начатых группой экспертов в составе М.Э. Дмитриева, С.А. Белановского, С.Г. Мисихиной, А.В. Никольской, А.В. Узик в 2011 г. и регулярно продолжающихся до сих пор. Целью исследования является изучение изменений политических настроений россиян, выявление причин этих изменений и выдвижение гипотез относительно их дальнейшей динамики.

Начиная с 2012 г. социологические методы исследования мы стали дополнять психологическими, включающими в себя две основные составляющие. Во-первых, наряду с классическими социологическими методами опросов в исследованиях стали применяться прожективные методики и международные психологические тесты, адаптированные к российским условиям и признанные российским профессиональным сообществом. Эти методы применялись как в количественных, так и в качественных составляющих исследований.





Во-вторых, в качественной части исследований (фокус-группах) стали использоваться две модификации техники зондирования (probing). Первую из них можно назвать классической социологической. Она направлена на получение мнений респондентов в том виде, каковы они есть на момент исследования, с минимальным искажением, вносимым когнитивной динамикой. В первом докладе от 2011 г. уже говорилось, что подобная техника позволяет с опережением выявлять некоторые новые тенденции, фиксируемые количественными опросами с определенным отставанием.

Вторая модификация, которую мы будем называть углубленным зондированием, ставит во главу угла контролируемую когнитивную динамику, основанную на постановке вопросов, ответы на которые отсутствуют в актуальном поле мнений респондентов (например, в результате вытеснения), но логически вытекают из них. Смысл такого подхода состоит в предположении, что в обозримом будущем эти вопросы поставит перед респондентами сама жизнь, и людям придется искать ответы на них. Таким образом, метод углубленного зондирования ставит своей целью усиление прогностической составляющей исследования с той оговоркой, что эта составляющая носит гипотетический характер.

Эти прогнозы могут не реализоваться, например, в связи с изменением политической повестки дня. Тем не менее, опыт прошлых исследований показывает, что порой подобные гипотезы реализуются даже сильнее, чем ожидали исследователи. Примером может служить фактор патриотизма в общественном сознании россиян, подробно описанный в исследовании мая-июня 2013 г. и столь мощно проявивший себя в 2014 г.

Исследование, проведенное в декабре 2014 г. близко по своим характеристикам исследованию, проведенному в декабре 2013 г. Оба исследования были невелики по объему и включали в себя только качественную составляющую (фокус-группы). Оба исследования были задуманы, как пилотажные. Цель проведения обоих исследований состояла в подготовке масштабных исследований весной следующего года. Однако из-за резкого изменения политической обстановки и переключения фокуса общественного внимания на внешнеполитические проблемы проведение исследования весной 2014 г. было признано нецелесообразным. Вопрос проведении более масштабного исследования весной 2015 г. предполагается рассмотреть в ближайшее время.

Исследование, проведенное в декабре 2013 г., включало в себя15 фокус-групп в городах Москва, Владимир и Ржев (последний был выбран в качестве типичного депрессивного города). В декабре 2014 г. было проведено 14 фокус-групп в городах Москва, Владимир и Гусь-Хрустальный (последний был выбран как аналог депрессивного Ржева).

Ценность нашего декабрьского исследования 2013 г. состоит в том, что оно было проведено непосредственно перед переломом важных политических трендов. Наше новое исследование позволяет предполагать, что политические тренды, доминировавшие в 2014 г., вновь находятся на пороге перелома. Этот вопрос (или гипотеза) является главной темой данного доклада.

Исследование 2014 г. проходило в период с 6 по 14 декабря, непосредственно перед пиковой девальвацией рубля. Инфляционные последствия девальвации и другие кризисные явления в российской экономике, несомненно, окажут свое влияние на политическое сознание россиян, однако в настоящем исследовании эти ожидаемые последствия проявились еще незначительно и рассматривались, как прогнозные. В этом смысле исследование уже отстало от жизни, и в дальнейшем данное отставание будет проявлять себя все сильнее. Тем не менее, с нашей точки зрения, определенные направления возможной эволюции массового сознания в 2015 г. обозначились уже в наших материалах декабря 2014 г.

Наше новое социологическое исследование застало российское общество на пороге очередного радикального изменения социальных установок. Как было показано в наших предыдущих докладах, в период с 2010 г. вектор социальных приоритетов успел уже несколько раз изменить направление. Судя по всему, в последнее время эти изменения участились и стали менее предсказуемыми. Общественное мнение вступило в период относительной нестабильности, когда вектор общественных приоритетов способен меняться быстро и непредсказуемо. На первый взгляд, многие из этих изменений могут выглядеть случайными. Но в их последовательности просматривается определенная внутренняя логика. Случайные и внешние по отношению к социуму события могли играть немалую роль в участившейся смене приоритетов. Но анализ социологических данных показывает, что в большинстве случаев для таких изменений уже имелись объективные предпосылки.

Чтобы уточнить представления о возможных причинах растущей волатильности социальных установок, мы анализируем данные нашего декабрьского социологического обследования в широком контексте социологической информации, собранной другими исследовательскими организациями. Мы стараемся интерпретировать новые факты с учетом ретроспективного анализа эволюции социальных установок и политического поведения.

Доклад состоит из трех разделов, заключения и приложения. В разделе 1 представлен анализ возможных причин изменения социальных приоритетов за последние полтора десятилетия. В разделе 2 анализируются изменения в различных аспектах политических настроений и прослеживается их связь с изменением социальных установок. В разделе 3 рассматриваются сценарии дальнейшего изменения социальных и политических настроений с учетом перспективы урегулирования вооруженного конфликта на Украине. В заключении сформулированы основные выводы доклада. В приложении содержится краткий обор результатов нашего предыдущего социологического исследования, проведенного в декабре 2013 г. Это исследование имеет важное значение для понимания причин столь быстрого изменения социальных приоритетов в последние годы.

Краткая хронология изменения социальных приоритетов: шаг вперед, два шага назад 2000-2010 годы: «марш-бросок» в общество массового потребления и начало переключения на приоритеты человеческого развитияВ 2000-е годы российское общество вступило с устоявшейся и довольно инертной системой социальных установок. Она сложилась в 1990-е годы в условиях затяжного экономического кризиса: глубокого падения уровня жизни, быстрого изменения экономических институтов и беспрецедентного нарастания неопределенности социально-экономического положения домохозяйств. Адаптация к новым условиям проходила стрессовом режиме и сместила приоритеты в сторону выживания, минимизации рисков и поддержания текущего потребления. Типичное распределение приоритетов того времени представлено на рис. 1. Большинство респондентов сосредоточилось на проблемах роста цен, снижения доходов, повышения социальных трансфертов и защиты от безработицы. Проблемы человеческого развития, включая жилье, здравоохранение, культуру и образование в качестве главных указывало лишь несколько процентов населения.

INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://bd.fom.ru/image/graphics/gd0225211.gif" \* MERGEFORMATINET

Источник: Фонд «Общественное мнение»

Рис. 1. Результаты ответов на открытый вопрос: «Если бы у вас была возможность высказать свое мнение В. Путину, что бы вы ему посоветовали сделать в первую очередь?», июнь 2002 г.

В плане нацеленности на минимизацию рисков в ущерб приоритетам развития, установки на поддержание текущего потребления хорошо вписываются в традиционалистскую систему ценностей выживания, преобладание которой в российском обществе отражало незавершенность процесса социальной модернизации. За период кризиса 1990-х установки на минимизацию рисков и текущее потребление, по-видимому, получили дополнительное подкрепление в социальных нормах, стереотипах и моделях поведения, сформировавшихся под влиянием затяжного, хаотичного и депрессивного процесса перехода к рыночной экономике. Это в какой-то мере привело к институционализации запроса на минимизацию рисков и на текущее потребление и придало ему мощную инерцию. Эта инерционность поддерживалась на протяжении всех «нулевых годов».

Но возобновление в начале 2000-хгодовэкономического роста с акцентом на опережающий рост импорта и отраслей потребительского сектора создало эффект «форсированного марш-броска» в общество массового потребления. Он сопровождался беспрецедентно быстрым за всю историю страны увеличением текущего потребления (примерно в 2,5 раза за 10 лет) и широким распространением более современных моделей потребления, характерных для развитых стран. К началу 2010-х годов разрыв между Россией и развитыми странами сократился или даже был полностью преодолен по многим показателям текущего потребления, включая покупки продуктов питания, одежды, бытовой техники, доступность современных форматов торговли, ресторанного бизнеса, развлечений, телекоммуникации, проникновение банковских услуг, автомобилизация крупных городов, зарубежные поездки.

Кризис 2008-2009 годов положил конец периоду ускоренного экономического роста, но не остановил процесс вхождения в общество массового потребления. Этот процесс продолжился и по-видимому, достиг кульминации на рубеже 2012-2013 годов. Причины этого кажущегося парадокса состоят в том, падения реальных доходов населения в целом за кризисные 2008 или 2009 год не произошло. В 2009 г. они выросли на 2,5% по итогам года, в основном благодаря ускоренному повышению размеров пенсий. Больше всего выиграло потребление относительно малообеспеченных слоев населения. По уровню потребления они продолжили сближаться с более высокодоходными группами. Например, по компьютерам разрыв всего за пять лет с 2006 по 2010 годы сократился с 3,3 до 1,4 раз, по автомобилям с 2,5 до 1,6 раз. Обеспеченность дорогой бытовой техникой (например, холодильники no frost, плазменные телевизоры) в бедных домохозяйствах оказалось не на много меньше, чем в более обеспеченных, а по числу мобильных телефонов бедные домохозяйства даже обогнали небедные.

По мере всех этих изменений социальные модели, ориентированные на текущее потребление и на минимизацию рисков, стали терять связь с экономической реальностью. В реалиях общества массового потребления, предельная полезность дополнительного прироста текущего потребления снижалась за счет усиления относительной значимости других запросов, удовлетворение которых как правило связано с человеческим развитием и самореализацией. Прежде всего это относится к вопросам здравоохранения, образования и жилья, а также вопросов защиты прав личности и собственности.

Как бы интенсивно не менялся экономический уклад жизни россиян в 2000-е годы, он не мог на таком коротком промежутке времени привести к преобладанию модернизированной системы ценностей и к трансформации институтов, необходимой для ее реализации. Традиционалистская и модернизированная системы ценностей включают множество составляющих, которые меняются с разной скоростью и зависят от множества факторов, часто не связанных между собой. Всесторонняя трансформация традиционалистской системы ценностей происходит постепенно и обычно растягивается на несколько поколений. Изменение институтов, ценностей и моделей поведения, укоренившихся за долгие годы кризиса 1990-х годов, не поспевало за быстрой трансформацией потребления.

Но установки на текущее потребление и минимизацию рисков оказались гораздо более чувствительными к росту текущего потребления, чем другие составляющие сложившейся системы ценностей. Достигнутый к началу 2010-х годов уровень текущего потребления оказался достаточен для запуска процесса ослабления этих установок и их замещения приоритетами человеческого развития. Первоначально переключение на приоритеты, связанные с развитием и самореализацией, наметилось у наиболее успешных массовых групп, которые раньше других перестали испытывать жесткие ограничения в базовом потреблении. Численность среднего класса, определяемого по методологии Института социологии РАН, заметно выросла – с 29% в 2003 г. до 42% в 2014 г.

Из-за неравномерного изменения разных составляющих сложившейся системы ценностей в российском обществе 2010-х годов нарастала неоднородность, отражающая его переходное состояние. Как показывает анализ Института социологии РАН, даже среди среднего класса переход к модернизированной системе ценностей все еще очень далек от завершения, не говоря уж о других массовых социальных группах. При этом отдельные, наиболее подвижные элементы социальных установок, соответствующих модернизированной системе ценностей проявили больший динамизм.

В нашем количественном социологическом исследовании, проведенном весной 2012 г., мы впервые зарегистрировали преобладание вопросов человеческого развития над приоритетами текущего потребления не только среди среднего класса, но и за его пределами. Подавляющее большинство респондентов указали в качестве приоритетов вопросы жилья, образования и здравоохранения, в то время как вопросы текущего потребления по частоте упоминания оказались ближе к концу списка.

С. Де Вогель, проводившая анализ приоритетных запросов по материалам нескольких раундов общероссийских обследований ВЦИОМ за период с марта 2008 по март 2012 г., тоже обнаружила, что среди проблем, значение которых возросло, оказались жилье и здравоохранение. А для Москвы и Санкт-Петербурга, респондентов с высшим образованием, представителей бизнеса, респондентов с доходами выше 50 тыс. руб. в месяц и для тех, кто мог позволить покупку товаров длительного пользования в средней и высокой ценовой категории, в число проблем с растущей значимостью вошло и образование. Как и в нашем обследовании, наибольший скачок в усилении значимости наблюдался для вопросов жилья и коммунальных услуг – доля указывавших его респондентов выросла с 25 до примерно 50%. При этом по всей выборке наблюдалось снижение значимости инфляции, безработицы и задержек заработной платы.

Актуализации вопросов развития в массовом сознании несомненно способствовала и государственная политика того времени.

Не случайно, список приоритетов, на которые переключалось внимание в этот период перекликается с приоритетными национальными проектами, реализация которых началась еще до избрания Д.Медведева президентом – жилье, здравоохранение, образование. Внимание к этим приоритетам активно привлекалось и официальными СМИ. Кроме того, в период президентства Д.Медведева (2008 г. - начало 2012 г.) в центре внимания официальной риторики оказались вопросы развития гражданского общества и усиления обратной связи между обществом и государством.

2011-2013 годы: эффект «упущенных возможностей»Модель экономического роста 2000-х годов, которая базировалась на опережающем наращивании импорта потребительских товаров и модернизации инфраструктуры для их распределения, хорошо соответствовала первоначальному запросу на рост текущего потребления. Но этот рост не был основан на инвестициях и не требовал глубоких институциональных преобразований. Предложение жилья, доступность и качество образования и здравоохранения, а также укрепление правового государства, как и любые вопросы, требующие многолетних инвестиций в человеческий и физический капитал и длительного улучшения институтов, отставали от динамики текущего потребления. Теряющие актуальность институты и неформальные «правила игры», во многом ориентированные на минимизацию рисков в противовес задачам развития, тоже становились препятствиями для достижений в сфере человеческого развития.

Когда обозначились первые признаки переключения приоритетов с текущего потребления на вопросы развития и достижений, потенциал для удовлетворения этих запросов оказался недостаточными, создавая тем самым эффект «упущенных возможностей». Характерным проявлением этого эффекта служит резкое сужение возможностей для достижений среднего класса в течение трех лет, предшествовавших опросу, проведенному Институтом социологии РАН в 2014 г., по сравнению с трехлетним периодом до аналогичного опроса 2003 г. (таблица 1).

Таблица 1. Достижения среднего класса за три года перед опросом, (опросы Института социологии РАН 2003 и 2014 гг.

, в % от числа респондентов, относящихся к среднему классу).

Чего удалось добиться 2003 г. 2014 г.

1 2 3

Повысить уровень своего материального положения 42 33

Сделать дорогостоящие приобретения 28 21

Повысить уровень образования, квалификации 36 15

Получить повышение на работе или найти новую, более подходящую работу 31 10

Улучшить жилищные условия 23 18

Побывать в другой стране мира 10 26

Открыть собственное дело 9 3

Ничего из вышеперечисленного добиться не удалось 21 29

Источник: Горшков М.К. и Тихонова Н.Е.(ред.) Средний класс в современной России: 10 лет спустя. – М., Институт социологии РАН, 2014, стр. 53.

Судя по таблице 1, к 2014 г. возможности любых достижений резко сузились даже по сравнению 2003 г., когда ориентация на достижения еще не стояла в повестке дня большинства населения. Кроме того, заметно возросла доля тех, кто не имел достижений ни по одной из позиций. Улучшение к 2014 г. произошло только по одной позиции - зарубежные поездки, которые в большей степени могут быть связаны с текущим потреблением, чем с человеческим развитием. Но собственно в 2014 г., как мы знаем из статистики зарубежных поездок, даже этот показатель пошел на спад. По всем другим позициям заметное ухудшение возможностей наблюдалось еще до начала 2014 г. По сравнению с опросом 2003 г. наибольшие потери с точки зрения возможностей самореализации наблюдались в ключевых аспектах человеческого развития: повышение образования, карьерно-профессиональный рост и открытие собственного дела (суммарное падение по этим позициям - почти в 3 раза).

Обращает на себя внимание, что сужение возможностей для достижений, проявившееся в опросе 2014 г., охватывает 2011-2013 годы. Именно в эти годы цели, связанные с человеческим развитием, стали намного менее достижимыми. Но именно в этот период обозначилось и переключение приоритетов населения с текущего потребления на вопросы человеческого развития.

Государственная политика и официальная пропаганда в этот период оказались более успешными в переключении общественных приоритетов на вопросы развития, чем в создании необходимых условий для их реализации. Тем самым, они внесли дополнительный вклад в увеличение разрыва между растущим запросом на развитие и сужением практических возможностей для его реализации. Одним из последствий этого разрыва стал запрос на политические изменения, усилившийся в ходе парламентских и президентских выборов 2011-2012 годов. Но выборы тоже не открыли новых возможностей для развития.

Как это часто бывает с первыми «зелёными ростками», новые социальные приоритеты пробивались сквозь твердую почву неадаптивных институтов. Столкнувшись с «сопротивлением среды» эти изменения оказались неустойчивыми и легко обратимыми. Возникли предпосылки для частичного возврата к исходным установкам на текущее потребление и минимизацию риска. После президентских выборов 2012 г. этому несомненно способствовало и переключение официальной риторики с вопросов развития на приоритетность стабильности и традиционных ценностей.

Уже следующее наше исследование, проведенное в мае-июне 2013 г., показало, что за пределами Москвы первые проблески повышенного интереса к вопросам развития, оказались недолговечными и не привели к устойчивому переключению на новую систему приоритетов. В Москве, где новые стандарты потребления уже давно закрепились как преобладающая норма, установки на развитие сохранили свою значимость. В том числе, это касалось вопросов здравоохранения и жилья. Но в большинстве других регионов акцент снова переместился в привычную канаву проблем бедности, обнищания, роста безработицы и роста цен (рис.2).

Источник: Дмитриев М.Э., Белановский С.А., Мисихина С.Г., Никольская А.В. Политические настроения россиян в начале нового электорального цикла (2012-2013 гг.). Москва, Фонд «Центр стратегических разработок», 2013, стр.320.

Рис. 2. Приоритетность проблем развития и текущего потребления в Москве и за ее пределами (июнь 2013 г., %).

Когнитивный диссонанс на почве нереализованных запросов на развитие сопровождался усилением тревожности и агрессии. В уже в середине 2013 г. она проявилась в усилении агрессии в адрес чиновников и мигрантов.

В фокус-группах, проведенных нами в мае-июне 2013 г. интенсивность негативных высказываний в адрес чиновников по сравнению с предыдущими раундами исследований возросла. Образ чиновника однозначно ассоциировался с коррупцией, а тема коррупции находилась в числе приоритетных проблем. В результате чиновники практически полностью вытеснили олигархов в качестве объекта эмоциональной разрядки, хотя последние незадолго до этого соперничали с чиновниками по частоте негативных высказываний в их адрес.

Тема этнических мигрантов традиционно была акцентирована в Москве, но в мае-июне 2013 г. она стала более активно обсуждаться в фокус-группах за пределами крупных городов. Респонденты проявили повышенный интерес к ужесточению миграционного законодательства. Наше количественное исследование показало, что ужесточение миграционного законодательства в июне 2013 г. поддерживало в целом по России 2/3 респондентов, то есть даже больше, чем в Москве (57%). При этом за пределами Москвы перенос агрессии на мигрантов происходил без каких-либо видимых объективных причин – например, резкого увеличения притока мигрантов или роста правонарушений, совершенных мигрантами. На это указывает и то, что в числе первоочередных миграционную проблему назвали почти половина москвичей и лишь 16% респондентов в других регионах. О значительном усилении антимигрантских настроений в 2013 г. свидетельствуют и опросы Левада-центра (рис. 3)

Источник: Рогов К.(ред.) Основные тенденции политического развития России в 2011-2013 гг.: кризис и трансформация российского авторитаризма. Доклад Фонда «Либеральная миссия».- М., 2014, стр. 90.

Рис. 3. Уровень антимигрантских настроений по данным Левада-центра

Исследование, проведенное нами в декабре 2013 г. (Приложение 1), свидетельствовало о дальнейшем накоплении напряжения в обществе, которое в тот момент еще не нашло возможностей для открытого проявления. Это напряжение выразилось в снижения доверия населения к власти и к официальным СМИ, а также в исчезновении надежд на улучшение ситуации внутри страны. Можно было говорить о возникновении у людей массового неверия в будущее страны.

Обращали на себя внимание региональные различия в жалобах населения. Так, если москвичи говорили о глобальных проблемах страны, то в регионах звучало много жалоб, связанных с проблемами города и региона, где проживали респонденты. Чем более депрессивным оказывался регион, тем больше выражено в нем было недовольство именно региональными проблемами.

Многие участники фокус-групп считали, что экономическая ситуация в стране за последние месяцы ухудшилась. Оценка экономической ситуации как ухудшающейся объяснялась, в первую очередь, ростом цен и невозможностью найти работу с более высокой зарплатой, а также притоком мигрантов, соглашающихся работать за меньшие деньги и ведущих себя агрессивно.

В провинции усиливалась агрессия населения по отношению к местным властям. Одновременно снижалось доверие к государственным работодателям. Возросла готовность населения к акциям протеста и борьбе за конкретные улучшения условий жизни. Социальный протест нарастал при движении по оси «центр – периферия».

В момент проведения исследования отношение к Олимпиаде в Сочи было скорее негативным, что респонденты связывали с очень высокими затратами и коррупционными скандалами, сопровождавшими ее подготовку. Успешное проведение Олимпиады, включая беспрецедентный успех российской сборной, могло изменить это отношение.

События на Украине на момент исследования воспринимались население настороженно. Озвученные суммы российской финансовой помощи Украине основной массой респондентов воспринимались весьма негативно.

Рост тревожности и пессимизма к концу 2013 г. подтверждается данными количественных опросов. Индекс социальных настроений Левада-центра в этот период демонстрировал негативный тренд (рис. 4а). Уверенность в завтрашнем дне упала до уровней кризиса 2009 г. (рис. 4б), а оценка положения дел в стране упала даже ниже значений 2009 г. (рис. 4в). Подавляющее большинство респондентов (70%) оценивали происходящее в стране как торможение и застой или как стабилизацию, а доля тех, кто считал, что продолжается рост и развитие, упала до 15% - исторического минимума с начала 2000-х годов (рис. 4г). Индекс оценок власти тоже упал до беспрецедентно низких значений (рис. 4в).

а. Индексы социальных и потребительских настроений

Левада-центра (март 2008 г. – 100%).

б. Оценки текущего положения дел, динамики материального положения семьи, индексы ожиданий, доверия к власти и доля одобряющих В. Путина (правая шкала).

в. Чувствуете ли Вы уверенность в завтрашнем дне?

г. Характеристики происходящего в стране.

Источник: Рогов К.(ред.) Основные тенденции политического развития России в 2011-2013 гг.: кризис и трансформация российского авторитаризма. Доклад Фонда «Либеральная миссия».- М., 2014, стр.76-79.

Рис. 4. Индикаторы социальных настроений в период конца 2013 г. по данным Левада-центра.

Обращает на себя внимание и то, что к концу 2013 г. в целом по стране заметно ослабела поддержка концентрации власти в рамках «политической вертикали» и вырос спрос децентрализацию, подотчетность и контроль снизу. По большинству вопросов, связанных с оценкой вертикали власти, негативное отношение к ней преобладало над позитивным (рис 5).

а. «Как Вы думаете, вертикаль власти приносит больше пользы или вреда?»

б. «Вы считаете, что было бы лучше, чтобы власть была сосредоточена в одних руках или распределена между разными структурами, контролирующими друг друга?»

в.«В чем сейчас больше нуждается Россия – в укреплении власти или в том, чтобы власть была поставлена под контроль общества?»

г. «Как Вы считаете то, что в руках В.Путина опять будет сосредоточена вся власть, пойдет на благо России или не сулит России ничего хорошего?»

Источник: Рогов К.(ред.) Основные тенденции политического развития России в 2011-2013 гг.: кризис и трансформация российского авторитаризма. Доклад Фонда «Либеральная миссия». М., 2014, стр.81-83.

Рис. 5. Динамика поддержки централизации власти по данным Левада-центра.

Для понимания роли спроса на демократию в изменении социальных установок важно иметь в виду, что в конкретных условиях 2013 г. он не являлся прямым следствием модернизированности массового сознания, когда демократические институты превращаются в самостоятельную, «осознанную» ценность, являющуюся частью системы модернизированных ценностей самовыражения. Как следует из нашего опроса середины 2013 г. и опроса Левада-центра, проведенного весной 2013 г., запрос на демократию актуализировался не среди среднего класса в Москве (там, наоборот, обозначилось его ослабление), а среди прочих массовых групп за пределами Москвы, у которых в этот период запрос на развитие пошел на спад. Рост спроса на демократию выражал разочарование широких слоев населения в способности действующей политической модели обеспечить реализацию из потребностей, а демократизация становилась более привлекательной поскольку казалась наиболее очевидной альтернативой существующей политической модели.

Судя по опросу ЕБРР, проведенному в 2005 и 2010 годах в 34 странах Европы и Азии, похожие процессы наблюдались на фоне глобального экономического кризиса в целом ряде стран с переходной экономикой. За период между двумя опросами в Таджикистане, Армении, Узбекистане, Грузии, Азербайджане, Казахстане и Беларуси одобрение демократии значительно повысилось. В результате в 2010 г. доля сторонников демократии в Азербайджане, Беларуси и Казахстане приблизилась к 60% и превысила уровень Эстонии, а в остальных четырех странах из этого списка она приблизилась к 80%, превысив уровень Франции, Великобритании и Италии.

В данном случае спрос на демократию не является прямым следствием запроса на политическую модернизацию под влиянием изменения ценностей, а служит, скорее, проявлением отчуждения между населением и властью в связи с нереализованным запросом на развитие.

Первое полугодие 2014 года: кризис на Украине как «социальный громоотвод»Неудовлетворенный запрос на развитие привел к нарастанию в конце 2013 г. напряженности и фрустрации, которая рано или поздно потребовала бы разрядки в виде открытого социального конфликта. В дальнейшем это могло привести к новому обострению противоречий по вопросам внутренней политики, экономического развития или межэтнических отношений. Но этого не произошло, потому что резкая эскалация кризиса на Украине позволила выплеснуть накопленное напряжение и агрессию в сферу международных отношений.

Украинский конфликт, строго говоря, стал для российского социума событием экзогенным. Его начало трудно было предугадать, а причины были во многом автономны от социально-политических процессов, происходивших внутри российского общества. Но обострение этого конфликта произошло в период, как никогда подходящий для переключения внутреннего напряжения, накопившегося в российском обществе, на внешнюю политику.

На наличие существенных предпосылок для такого переключения, указывала психологическая компонента нашего обследования, проведенного в мае-июне 2013 г. Именно тогда прожективный тест, призванный выявить факторы, влияющие на рейтинг В.Путина, впервые обозначил резкое усиление патриотизма, ориентированного на защиту России от внешних угроз, как основы мотивированной поддержки президента. Судя по всему, именно под влиянием этого фактора в 2014 г. электоральные рейтинги и рейтинги доверия/одобрения президента в количественных опросах поднялись до исторических максимумов. На исключительную значимость защитного патриотизма как фактора мобилизации поддержки президента указывает и то, что они поддерживались вблизи исторических максимумов вплоть до весны 2015 г., несмотря на резкое ухудшение к концу 2014 г. экономических настроений, которое должно было оказать на рейтинги понижающее действие.

Первоначально, в период проведения Олимпиады и присоединения Крыма, внешняя политика оказалась источником символических успехов и достижений. На короткое время она превратилась в своего рода компенсаторный механизм для удовлетворения запроса на развитие и самовыражение, который не мог быть реализован во внутренней жизни страны.

Для интерпретации результатов нашего декабрьского исследования 2014 г. большое значение имеет следующее обстоятельство. С точки зрения классической дихотомической шкалы традиционалистских «ценностей выживания» - модернизационных «ценностей самореализации» это переключение приоритетов на внешнюю политику в начале 2014 г. отличалось ярко выраженным дуализмом:

С одной стороны, это переключение можно рассматривать в качестве своеобразного продолжения перехода от традиционалистских установок на минимизацию рисков к модернизационным приоритетам развития и достижений, но только редуцированным до вопросов самоутверждения страны на мировой арене.

С другой стороны, переключение внимания на внешнюю политику было тесно связано с темой территориальных приобретений. В этом смысле оно скорее было приближено не к модернизационной, а к традиционалистской системе ценностей, для которой характерно придание территории статуса превалирующей ценности как ресурса для выживания социума.

В конце марта 2014 г. при ответе на вопрос о том, что удалось сделать В.Путину за время пребывания на посту президента, 51% респондентов назвали «Вернуть статус великой уважаемой державы». Это почти в полтора раза больше чем доля респондентов, отметивших это достижение в 2010 и 2013 годах (36%) и почти в 2 раза больше, чем доля респондентов, отметивших второе по значимости достижение – «Преодолеть сепаратистские настроения, удержать Россию от распада» (27%).

Близкие результаты дает распределение ответов на вопрос о том, в каких сферах, произошли улучшения за годы президентства В.Путина в обследовании Института социологии РАН, проводившемся в феврале 2014 г., то есть еще до присоединения Крыма. Согласно этому обследованию 30% опрошенных указали, что международные позиции России улучшились. Только по одной позиции – возможность зарабатывать - процент отметивших улучшение оказался чуть выше (31%). Показательно, что по таким сферам, как здравоохранение, среднее и высшее образование, жилищная ситуация, демократия и политические свободы на улучшения указали только 10-12% респондентов.

Более поздний опрос Левада-центра, проведенный в конце сентября 2014 г. показал, что в целом позитивная оценка деятельности руководства страны в этот момент существенно превысила все аналогичные замеры, проведенные с 1992 по 2014 год (рис.6). Максимальных оценок при этом достигли именно достижения в сфере внешней политики, включая отношения со странами СНГ.

Обращает на себя внимание, что в начале 2014 г., несмотря на переключение приоритетов на внешнюю политику, коллизия власть – общество, обострившаяся в конце 2013 г., сохранилась на высоком уровне. В уже упоминавшемся опросе Института социологии РАН, на конфликт между властью и народом и на конфликт между чиновниками и гражданами, к ним обращающимися указали соответственно 34% и 31% опрошенных. Более частые упоминания вызывал только конфликт между богатыми и бедными (39%). Но под влиянием Олимпиады и крымских событий коллизии власть-общество перешли в латентную форму.

Источник: Левада-центр, опрос 26-29 сентября 2014, http://www.levada.ru/30-10-2014/otsenki-deyatelnosti-rukovodstva-strany

Рис.6. Оценки деятельности руководства страны по пятибалльной шкале (1 – совершенно неудовлетворительная, 5 – очень успешная).

Согласно опросам Института социологии РАН, запрос на демократизацию в начале 2014 г. не только не ослабел по сравнению с началом 2013 г., но даже актуализировался. В целом по выборке этот показатель вырос с 38% до 40 %, но в ядре среднего класса он стал доминирующей позицией, увеличившись на 14 процентных пунктов (таблица3). Практически на ту же величину сократилась доля сторонников твердой руки и в ядре среднего класса она впервые опустилась ниже 50%. Как и анти-элитный консенсус, спрос на демократию перешел в латентную форму и не проявляется в политическом поведении. Актуализация обоих приоритетов может происходить по мере ослабления значимости внешнеполитической повестки.

Таблица 3. Доля сторонников твердой руки и демократии (%).

2013 г. 2014 г.

Население в целом Ядро среднего класса Население в целом Ядро среднего класса

1 2 3 4 5

России необходима «твердая рука», которая наведет в стране порядок 62 63 59 49

Политические свободы, демократия – это то, от чего нельзя отказаться ни при каких обстоятельствах 38 37 40 51

Источник: Горшков М.К. и Тихонова Н.Е.(ред.) Средний класс в современной России: 10 лет спустя. – М., Институт социологии РАН, 2014, стр. 187.

В дальнейшем, когда эскалация украинского кризиса привела к вооруженному конфликту и экономическим санкциям против России, внешнюю политику стало трудно воспринимать как источник успехов и достижений. Из новой области достижений международная сфера стала быстро превращаться в новый источник угроз. Но и на этой стадии международного конфликта ее роль как «социального громоотвода», способного разрядить накопившееся в обществе напряжение, не только сохранилась, но даже усилилась. Нарастающее чувство внешней угрозы позволило выплеснуть накопленную в обществе фрустрацию и агрессию на внешних врагов.

Второе полугодие 2014 - начало 2015 года: переключение на внешние и внутренние угрозы.Новый вектор приоритетов, сфокусированный на внешней политике как средстве самореализации и источнике достижений, тоже оказался недолговечен. Во втором полугодии 2014 г. эскалация вооруженного конфликта в восточной Украине, санкции Запада и начало экономического кризиса изменили восприятие внешней политики. От средства самореализации и достижений международные отношения стали превращаться прежде всего в источник угроз.

Ближе к осени 2014 г. стало все более очевидно, что запрос на развитие и достижения, оставшийся неудовлетворенным внутри страны, не может быть реализован и на мировой арене. Когда началось осознание того, что и во внешней политике существуют барьеры, блокирующие реализацию запроса на достижения, фрустрация в обществе вновь усилилась. В первую очередь, это вылилось в обострение страха перед угрозами и в переключение агрессии на внешнего врага – страны Запада и, особенно, США.

В психологических фокус-группах нашего декабрьского обследования 2014 г. в отношении США проявился целый ряд существенных признаков образа врага:

недоверие (все, что исходит от врага, либо плохо, либо, если это разумно, преследует нечестные цели);

негативное ожидание (все, что делает враг, он делает с целью нанести нам вред);

отождествление со злом (враг воплощает противоположное тому, к чему мы стремимся, хочет уничтожить то, чем мы дорожим, поэтому сам должен быть уничтожен);

деиндивидуализация (всякий, кто принадлежит к данной группе, автоматически является врагом).

Тенденция к превращению США в доминирующий образ врага хорошо коррелирует с данными количественных опросов. Так, по данным Левада-центра, в сентябре 2014 г. доля респондентов, которые оценивали отношения с США как напряженные или враждебные достигла максимального уровня за всю предшествующую историю наблюдений – 82% (рис. 7). По сравнению с концом 2013 г. этот показатель вырос более чем в 4 раза и более чем в 2 раза превысил предыдущий максимум, достигнутый 2008 г., в период войны с Грузией. В это же время максимального значения достигла доля россиян, негативно оценивающих свое отношение к ЕС (71%) и Украине (64%).

Источник: Левада-центр, http://www.levada.ru/21-10-2014/vneshnepoliticheskie-vragi-i-partnery-rossii

Рис.7. Изменение отношения к США по данным количественных опросов.

В ходе обследования в декабре 2014 г. респондентов в психологических группах мы попросили обозначить на шкале от 0 до 5, (где 0 — совсем не боюсь, 5 — боюсь очень сильно) по состоянию на день опроса свой страх войны, безработицы, роста цен, ухудшения здравоохранения и образования. Усредненные результаты представлены в таблице 3. Как видно из таблицы, на первый план вышли внешнеполитические угрозы (страх перед возможной войной), которые практически сравнялись по значимости с экономическими (страх перед ростом цен), в то время как остальные страхи отошли на второй план. Согласно обследованию Левада-центра, проведенному в конце января 2015 г., доля россиян, считающих, что Россия подвергается военной угрозе со стороны других стран, достигла рекордного уровня с начала 2000-х годов – 68% (рис. 8).

Еще одно обследование Левады-центра, проведённое в конце января 2015 г. (таблица 4), показывает, что в начале 2014 г. лишь сравнительно небольшая доля респондентов (7-12%) воспринимала внешнеполитические проблемы как угрозы для страны. Доминировали экономические проблемы. Но в январе 2015, доля респондентов, назвавших в качестве угроз «Втягивание России в военные конфликты за пределами страны» и «Рост напряженности в отношениях со странами Запада» выросла почти в 3 раза. При этом, в отличие от нашего декабрьского обследования 2014 г., упоминания угроз, связанных с экономическим кризисом, оказались не на втором, а на первом месте, но приросты упоминаний экономических угроз оказались менее значительными, чем упоминаний угроз внешнеполитических.

Таблица 3. Оценка важности проблем, вызывающих страх у респондентов (в баллах по шкале от 1 до 5).

Рост цен Медицина Война Безработица Образование

В среднем по массиву 4,2 3,6 4,3 3,1 2,9

Источник: социологическое обследование Хозяйственного партнерства «Новый экономический рост» по заказу Комитета гражданских инициатив.

Источник: Левада-центр, http://www.levada.ru/21-02-2015/sluzhba-v-armii-i-voennye-ugrozy Рис. 8. Восприятие военной угрозы.

Таблица 4. Распределение ответов на вопрос: «Что сейчас, по-вашему, больше всего угрожает России?», %

фев.

08 янв.

09 янв.

10 янв.

11 янв.

12 мар.

13 янв.

14 янв.

15

Рост цен, обнищание широких слоев населения 51 55 47 62 58 55 49 54

Экономический кризис 22 59 39 30 38 26 29 49

Втягивание России в военные конфликты за пределами страны 14 8 7 6 9 6 12 33

Рост безработицы 30 56 43 42 40 30 31 26

Рост напряженности в отношениях со странами Запада 12 5 3 3 5 4 7 22

Нарастание неопределенности будущего - 22 14 17 20 22 12 16

Конфликты с сопредельными странами /странами СНГ 8 13 5 6 6 4 9 13

Нарастание зависимости от Запада, превращение России в третьеразрядную державу 15 7 11 12 16 15 11 11

Слабость, некомпетентность руководства страны 14 7 15 14 20 16 13 9

Произвол властей 20 8 17 18 19 18 12 9

Колонизация России, расхищение национальных богатств иностранцами 17 6 10 14 12 14 12 8

Гражданская война - 3 2 3 8 4 5 7

Распад России на отдельные регионы 18 5 9 10 10 14 12 6

Другое 6 7 9 8 6 6 5 3

Затруднились ответить 10 5 8 4 5 9 7 6

Источник: Левада-центр, http://www.levada.ru/02-02-2015/inflyatsiya-ekonomicheskii-krizis-potreblenieУхудшение экономической ситуации во второй половине 2014 г. сопровождалось быстрым ухудшением экономических настроений населения. Индекс экономических настроений Сбербанка начал снижаться еще в августе 2014 г. В январе 2015 г. он упал до самого низкого уровня за всю историю наблюдений, которые ежемесячно ведутся с мая 2009 г. Похожую картину демонстрирует другой важный индикатор экономических настроений – индекс потребительского доверия, рассчитываемый Росстатом. Он измеряется поквартально, и в четвертом квартале прошлого года упал на 11 процентных пунктов. Это очень значительное падение, свидетельствующее о резком ухудшении восприятия экономической ситуации большинством россиян.

Тенденция на актуализацию угрозы снижения текущего потребления проявилась и в других опросах. Например, по опросу ФОМ, в феврале 2015 г. доля работников, опасающихся снижения своего заработка, достигла 44%. Это более чем в полтора раза превышало уровень декабря 2013 г. (как уже было показано, конец 2013 г. тоже отличался нарастанием экономческого пессимизма). Доля же тех, у кого не было таких опасений снизилась с 64% до 45%.

При всем различии восприятия экономических и внешнеполитических угроз, изменение их значимости в 2014 г. происходило в одном и том же направлении – в сторону усиления. По мере развертывания экономического кризиса в массовом сознании наблюдалось не столько замещение внешнеполитических угроз экономическими, сколько параллельное нарастание обоих угроз. Тесное взаимодействие экономических и политических угроз проявилось в нашем психологическом исследовании, нацеленном на изучение бессознательного восприятия политических процессов. Для этого была выбрана общеизвестная прожективная методика сравнения с животными. Респондентам предлагалось сравнить с какими-либо из существующих животных Россию и президента В.Путина в начале и в конце 2014 г.

Сравниваемые животные оценивались по силе и статусу, как единой характеристике. В подавляющем большинстве случаев направление изменения этой характеристики от начала к концу года было очевидным и могло быть определено самими исследователями. Тем не менее, для большей корректности предлагалось провести это сравнение самим респондентам.

Несмотря на малую величину выборки, результаты опроса выражены в процентах для обеспечения их сравнимости. Общий результат можно выразить следующим образом: в конце 2014 г. по сравнению с его началом сила и статус сравниваемого животного заметно снизились. Так, в среднем по массиву в отношении России понижение статуса животного отмечено в 62% случаев, сохранение статуса в 24% и повышение статуса в 14%. В отношении В.Путина получена близкая закономерность: 65%, 22% и 13% (таблица5).

Таблица 5. Сила и статус сравниваемых животных отношении России, в % к числу опрошенных

Возрастание статуса Сохранение статуса Понижение статуса

Отношение к России 14 24 62

Отношение к В.Путину11 24 65

Источник: обследование Хозяйственного партнерства «Новый экономический рост» по заказу Комитета гражданских инициатив.

В уже опоминавшемся опросе Левада-центра, проведенном в январе 2015 г. 82% россиян выразили уверенность, что российская армия сможет защитить страну в случае возникновения реальной военной агрессии. Но наш прожективный тест показывает, что на подсознательном уровне экономическая уязвимость страны во многом переносится и на оценку международного влияния России и, тем самым, трансформирует восприятие внешней политики от достижений к нарастанию экзистенциальных угроз.

Об этом, в частности свидетельствует изменение среднего веса животных, с которыми наши респонденты ассоциировали Россию и В.Путина в начале и в конце года (рис. 9). Типичный вес в килограммах был выбран, как объективный показатель, не зависящий от субъективных мнений респондентов, но коррелирующий с субъективным восприятием силы и значимости животного. Результат оказался схожим с результатами субъективных оценок. Средний вес животного в отношении России в конце года составил 64% от веса в начале года. Можно предположить, что высокий статус животного в прожективных тестах, соответствовавший ситуации начала 2014 г., скорее всего отражал возросшее значение внешней политики, которая в тот момент ассоциировалась преимущественно с усилением международного влияния России.

Изменение веса животного, ассоциируемого с Россией в нашем прожективном тесте, практически совпало по величине с уровнем обесценения рубля за рассматриваемый период. 10 декабря 2014 г.один рубль, пересчитанный в доллары США по официальному курсу Банка России, составил 61% от соответствующего значения на 10 января 2014 г.(рис. 9). Это позволяет предположить, что понижение статуса России на подсознательном уровне могло тесно ассоциироваться с важным символическим событием конца 2014 г. – глубокой девальвацией рубля и соответствующим обесценением доходов населения и ВВП страны в долларовом выражении. Можно предположить, что девальвация рубля была воспринята как свидетельство уменьшения возможностей России оказывать влияние на ход международных событий. Данный результат косвенно указывает на высокую информативность прожективных тестов в подобных ситуациях.

Понижение статуса животного, ассоциируемого с Россией в конце года, явно отражало разочарование в возможности сохранения ее международного влияния, в том числе в связи с девальвацией рубля и началом экономического кризиса. Из фактора достижений и самореализации внешняя политика превратилась в источник разочарования, страхов и угроз, от которых необходимо защититься. Этому способствовало не только акцентирование образа врага в лице США, но и возрастание рисков вовлечения России в масштабный вооруженный конфликт с неясными перспективами.

В декабре 2014 г. многие участники фокус групп все еще не готовы были обсуждать в рациональном дискурсе ослабление международного статуса России под влиянием девальвации руля и других экономических проблем. По-видимому, в массовом сознании идея растущей международной силы России приобрела в 2014 г. нормативный характер и создавала эффект самоцензуры респондентов. Но в психологических тестах их впечатления от изменившейся ситуации проявлялись более свободно. Это указывает на полезность применения психологических методов изучения общественного мнения в подобных ситуациях и на их большой прогностический потенциал.

Источник: обследование Хозяйственного партнерства «Новый экономический рост» по заказу Комитета гражданских инициатив.

Рис. 9. Изменение среднего веса животного, ассоциируемого с Россией и В.Путиным, (конец 2014 г. в % к началу 2014 г.) и курса рубля к доллару США (курс ЦБ РФ на 10.12.2014 в % от курса на 10.01.2014).

Таким образом, с точки зрения влияния на соотношение традиционалистских и модернизационных установок в обществе, усиление обоих типов типа угроз, может вступать в своеобразный резонанс. Оба этих вида угроз способствуют переключению приоритетов в защитно-охранительном направлении – на минимизацию рисков. Угрозы экономического кризиса действуют через усиление приоритетности поддержания текущего материального потребления в ущерб приоритетам человеческого развития и самореализации. Внешние угрозы мотивируют к отстранению, самоизоляции и закрытости от окружающего мира.

Развитие этого процесса отчетливо прослеживается на данных ФОМ, представленных в таблице 6. Как и в приведенных выше данных Левада-центра, данные ФОМ указывают, что на первый план выдвигаются проблемы цен, экономического кризиса и внешних угроз. Но в таблице ФОМ отчетливо прослеживается и то, как значение проблем, связанных с развитием, стремительно снижается и в течение менее чем полугода (с сентября 2014 по январь 2015 г.) перемещается из верхней в нижнюю часть списка приоритетов. Снижение приоритетности затрагивает широкий круг вопросов развития: здравоохранение, образование, жилье и ЖКХ, инфраструктуру, культуру, коррупцию и бюрократию. Обращает также внимание, что еще до начала периода, охваченного обследованием, практически утратили приоритетность вопросы соблюдения законности и миграционной политики, которые в 2012-2013 годах входили в число высоко приоритетных.

Таким образом, внешнеполитический кризис, наряду с кризисом экономическим, становится фактором усиления установок на минимизацию рисков, доминировавших большую часть 1990-х и 2000х годов. Это происходит за счет вытеснения формирующихся, но все еще неустойчивых установок на развитие и достижения.

Таблица 6. «Какие проблемы Вы считаете наиболее важными для страны в целом?» (открытый вопрос, не более 5-ти ответов, представлены ответы, названные при последнем опросе не менее чем 1% респондентов)

Сентябрь 2014 Октябрь 2014 Ноябрь 2014 Декабрь 2014 Январь 2015

1 2 3 4 5 6

Экономика 10 10 8 14 23

Высокая инфляция, рост цен 16 19 21 26 22

Внешняя политика 8 10 12 12 14

Низкие зарплаты, низкий уровень жизни 16 14 13 11 10

Безработица 12 9 8 9 10

Развал с/х и промышленности, зависимость от природных ресурсов 14 7 6 7 8

Военные действия на Украине 4 5 4 4 6

Падение рубля ‹1 1 ‹1 7 5

Здравоохранение 10 10 11 7 5

Низкие пенсии, пенсионная реформа 8 6 5 5 4

Социальная политика 6 5 5 4 4

Коррупция и бюрократия 10 7 7 5 4

Низкое качество образования 8 5 5 3 4

Высокие тарифы ЖКХ 10 5 5 3 3

Дороги 4 2 2 3 2

«Жилищный вопрос» (невозможность купить жилье) 4 4 4 2 2

Алкоголизм 4 2 3 2 1

Наркомания 4 2 2 2 1

Проблемы материнства и детства 1 2 3 1 1

Слишком много внимания Украинской проблеме, много бюджетных денег уходит на беженцев 1 1 1 ‹1 1

Нет контроля за исполнением законов, произвол чиновников 1 1 ‹1 ‹1 1

Проблемы молодежи ("молодежь не может устроиться на работу", "нет бесплатного жилья для молодежи", "работы хорошей почти нет для молодежи") 2 2 1 1 1

Низкий уровень культуры, нравственности, патриотизма 3 1 1 1 1

Нет стабильности, уверенности в завтрашнем дне 1 1 ‹1 1 1

Недоступность образования из-за высокой стоимости 1 1 ‹1 1 1

Развитие инфраструктуры 1 1 1 1 1

Миграционная политика 2 1 1 2 1

Источник: ФОМ, пресс-выпуск №2769, 08.02.2015,http://wciom.ru/index.php?id=459&uid=115140 Эволюция политических настроений и политического поведения: назад в будущее? Подъем рейтингов в 2014 г.: действие защитного патриотизмаРейтинги, характеризующие доверие и одобрение власти, начали быстро расти почти с самого начала 2014 г. – сперва под действием успешного проведения Зимней олимпиады в Сочи, а затем в связи с присоединением Крыма к России. Продолжился рост рейтингов и позднее, фактически до конца 2014 г. Эту тенденцию, несмотря на различия в методиках, зафиксировали все социологические организации, занимающиеся измерением политических рейтингов. В дальнейшем мы будем пользоваться электоральным рейтингом ФОМ, хотя аналогичные результаты были получены и другими социологическими центрами. В качестве основного индикатора мы будем пользоваться электоральным рейтингом президента России В.Путина.

В 2011 г. рейтинг В.Путина снизился по сравнению с прошлыми годами с 60% до 45 – 47% и продержался на этом уровне до конца 2013 г. (здесь и далее величина рейтинга указывается в % ко всем опрошенным). В докладе мая-июня 2013 г. мы назвали этот период новым электоральным равновесием.

По результатам пилотажного исследования, проведенного нами по заказу Комитета гражданских инициатив в декабре 2013 г., был отмечен заметный рост пессимистических настроений населения, связанных с нарастанием недоверия к власти, неверием в то, что она способна изменить ситуацию в стране к лучшему. Особенно сильно эта тенденция проявилась в малых и средних депрессивных городах, что подтверждается данными количественных исследований (в частности, ФОМ). Исходя из этого, нами было выдвинуто предположение, что электоральное равновесие, сформировавшееся в 2011 – 2013 гг. находится на излете и в 2014 г. можно ожидать снижения рейтингов.

Но вопреки декабрьским сигналам, в 2014 г. рейтинги не снизилась, а, наоборот, возросли до исторических максимумов в связи с известными политическими событиями: после Олимпиады - до 58%, после присоединения Крыма – до 67%, а к концу года –до 73%. В нашем новом исследовании, проведенном в декабре 2014 г., мы тоже увидели очень высокий уровень поддержки В.Путина большинством участников фокус-групп (около 80%).

Глубинной причиной столь сильного роста, с нашей точки зрения, является фактор защитного патриотизма, исключительное значение которого для поддержания рейтингов было выявлено нами еще в мае-июне 2013 г. В докладе, написанном по результатам исследования, мы уделили этому фактору достаточно большое внимание, но не предполагали, что он будет столь драматично проявится в связи с событиями в Украине.

Выдержки из материалов фокус-групп, проведенных в мае-июне 2013 г.

К факторам поддержки рейтинга Путина следует отнести патриотичность его политики. Точнее эту мысль респондентов можно выразить так: В.Путин занимает принципиальную позицию в отстаивании национальных интересов страны.

Секрет харизмы Путина в том, что он, по крайней мере, частично, воплощает в себе патриотический запрос – при том, что в плане социального запроса он уже разочаровал население.

В современной России не патриотичный политик не имеет шансов стать по-настоящему популярным. Другого политика, кроме В.Путина, который хотя бы отчасти воспринимался, как патриот, респонденты не видят.

В наших фокус-группах, проводившихся в декабре 2014 г., большинство респондентов при прямой постановке вопроса высказывали одобрение внешнеполитического курса, проводимого президентом. Этот курс подпитывает чувство патриотизма россиян. Респонденты часто говорили, что теперь США и Евросоюз вынуждены считаться с Россией в отличие от 1990-х годов. В разных фокус-группах часто звучала фраза: «О Россию перестали вытирать ноги».

Многие опрошенные, говоря о внешнеполитических успехах, упоминают Крым, присоединение которого к России рассматривается, как безоговорочный успех президента. Присоединение Крыма респонденты одобряют практически единогласно: это стратегически важный объект, в Крыму находится Севастополь и флот, исторически Крым – российская территория. Относительно санкций, связанных с Крымом, респонденты говорят, что санкции пройдут, а Крым останется.

У меня, конечно, гордость за него, потому что и Крым присоединил, и за то, что он сейчас стойко держится при таком натиске со стороны других стран и Евросоюза, Америки (Владимир, мужчина, высшее образование).

Улучшилось мое отношение к Путину после присоединения Крыма. Мы избавились от платежей Украине с ее неадекватной политикой относительно флота. Когда-то это была наша территория, из-за которой мы воевали, исторические связи с Крымом, с народом Крыма. В основном там все русские. Просто так бросить их тоже нельзя. Это будет предательство наших интересов относительно исторической южной столицы России (Владимир, мужчина, среднее образование).

Олимпиаду смотрела очень много, потом, когда Крым присоединился, тоже я была рада. Порадовало меня присоединение Крыма, и за Путина я была рада, и за Россию рада (Гусь-Хрустальный, женщина, среднее специальное образование).

Обращает на себя внимание, что Донбасс или Новороссия спонтанно не упоминаются респондентами ни в этом, ни в каком-либо ином контексте. О них высказываются, только если задан конкретный вопрос, касающийся этих территорий. Это дает основания считать, что ситуация в этих регионах воспринимается респондентами иначе, чем вопрос присоединения Крыма. Спонтанно и с безусловным одобрением респонденты говорят только про Крым. Ситуацию в Восточной Украине в восприятии респондентов, скорее, можно охарактеризовать как«непонятную и неоднозначную». Можно предположить, что ощущение этой неоднозначности с течением времени возрастает.

Эти выводы хорошо согласуются с опросами Левада-центра. В частности, опрос, проведенный 20-23 февраля 2015 г., показывает, что доля тех, кто считает, что восток Украины должен стать частью Российской Федерации, снизилась за год более чем в 3 раза и составила лишь 15%, а 41% опрошенных считает, что восток Украины должен стать независимым государством.

Переключение на восприятие внешней политики преимущественно с позиций угроз отнюдь не обязательно окажет понижающее воздействие на рейтинги. Однако оно сигнализирует об ослаблении мотивации поддержки вследствие ее переключения с позитивной, основанной на признании внешнеполитических успехов, на негативную, основанную на страхе перед военными угрозами. Как это неоднократно случалось в истории международных конфликтов, дальнейшее нарастание внешних угроз или их реализации в какой-то момент может привести к тому, что страх перед внешними угрозами из фактора поддержки начнет трансформироваться в фактор снижения рейтингов. Кроме того, в направлении понижения рейтингов начинает действовать ухудшение экономических настроений под влиянием экономического кризиса.

Внутриполитические составляющие рейтинга: фундаментальные факторы измененийВ отличие от внешней политики, которая в 2014 г. стала важнейшим фактором поддержки рейтинга, внутренняя политика имела менее однозначное влияние.

Как уже говорилось, наше декабрьское исследование 2014 г.было проведено непосредственно перед резкой девальвацией рубля, случившейся в середине декабря. Поэтому рост цен и сужение ассортимента продукции на потребительском рынке на момент исследования проявились еще не в полной мере. Одновременно телевизионная пропаганда настойчиво повторяла тезис о том, что внешнеполитические санкции практически не скажутся на уровне жизни населения. Население в целом доверяло этим словам и даже гордилось способностью страны противостоять внешнему давлению. Более того: на момент проведения исследования население в основном разделяло тезис о том, что внешние санкции послужат стимулом для развития внутреннего производства.

В течение этого года, возможно, будут еще больше ухудшения, потом какое-то время стагнации, потом, надеюсь, все-таки подъем. Потому что в России исторически так складывалось, что без падений мы никак не могли двигаться выше, подниматься на следующую ступень (Москва, женщина, высшее образование).

Да, потому что вот этот экономический кризис должен дать толчок для развития своей внутренней экономики, поднять свое хозяйство, и никакого мяса за границей покупать нам не придется (Владимир, женщина, высшее образование).

Однако в более широком контексте внутренняя политика российской власти рассматривалась населением, как провальная. В этом отношении по сравнению с концом 2013 г. ничего не изменилось. Внутренняя политика президента перед девальвацией критиковалась в основном по следующим пунктам:

неспособность поднять экономику страны;

недостаточная жесткость в борьбе с коррупцией;

неспособность набрать команду эффективных управленцев (сформировать эффективное правительство).

А. Неспособность поднять экономику страны:

К внутренней политике, конечно, много вопросов, 15 лет у власти, а промышленность не поднимается (Владимир, мужчина, среднее образование).

Что я могу сказать, внешнюю политику нашего президента я одобряю. Внутренняя политика слаба. Производство просто в упадке, и его надо ставить, извините, на другой уровень. Развалить – развалили, а строить - ничего не делают (Владимир, женщина, высшее образование).

Никакой экономики у нас в России нет, потому что это все тоже мыльный пузырь. У нас практически страна сейчас – это сфера услуг и охранников. У нас нет ни специалистов, ни наших производств, ничего, в целом (Москва, женщина, среднее образование).

Б. Недостаточная жесткость в борьбе с коррупцией:

Если он издал указ, то чтоб он исполнялся полностью. Не искали там, слева зайти, справа зайти. Не хватает ему контроля за исполнением указаний (Гусь Хрустальный, женщина, среднее образование).

Мне кажется, надо больше на местах проводить вот эти жесткие меры – губернаторы, администрации, чтоб не воровали (Москва, мужчина, высшее образование).

Пожестче бы в плане ответственности министров, людей, которые отвечают за разные отрасли нашего хозяйства: за здравоохранение и так далее. Надо спрашивать, наверное, с людей тех, которые отвечают за данные отрасли, чтобы какие-то движения происходили. Коррупция страшная, у нас есть Антикоррупционный комитет, но сильно сомневаюсь, что он работает (Владимир, женщина, высшее образование, пенсионерка).

В. Неспособность набрать команду эффективных управленцев:

Хороший президент, умный президент должен подобрать такого менеджера достойного, чтобы ему вообще не приходилось вмешиваться в дела внутригосударственные (Владимир, мужчина, пенсионер).

Вот взять все его заседания, что они там проводят, он их всех, этих министров, собирает и с ними как панибрат. Он должен с них потребовать, спросить и все такое. Они смотрят ему в рот, что он скажет, то они будут делать. Вот взять даже последнее обращение к Федеральному Собранию. Что эти все министры, не знали, что делать? Он уж когда с трибуны с высокой сказал, они зашевелились. Они должны впереди него идти и его наставлять на тот путь, ну, подсказывать, спрашивать его, этого, так как он глава государства. А этого нет. И он с них спросить не может – ну, так, кое-кого передвинет с места на место, и все на этом(Владимир, мужчина, среднее образование).

Что ему мешает набрать хорошую команду, которая будет ему подсказывать? Он не может все видеть. А команды у него, как таковой нет(Москва, мужчина, высшее образование).

Дальнейшее изменение электорального рейтинга В.Путина будет происходить под влиянием совместного действия внешнеполитических и экономических факторов. Как уже было показано, к началу 2015 г. оба этих фактора стали заметно утрачивать позитивную направленность. Оценки населением внешней политики стали смещаться от позитивных оценок внешнеполитических достижений к негативным оценкам угроз, связанных с враждебным внешним окружением и с риском втягивания России в вооруженные конфликты. А экономические настроения населения ухудшились до уровня, сопоставимого с низшей точкой кризиса 2008-2009 годов.

Впервые определяющая роль экономических настроений для динамики рейтингов одобрения президента была эконометрически подтверждена Д. Трейсманомна массиве данных ВЦИОМ и Левада-центра, охватывавшем полтора десятилетия с начала 1990-х годов. В более поздней работе Трейсман, используя первичные массивов еженедельных опросов Левада-центра за 2010-2011 годы, показал, что несмотря на кажущееся расхождение динамики экономических настроений и рейтингов одобрения президента, экономические настроения все равно оставались основной переменной, объяснявшей изменения рейтингов президента. Ретроспективный анализ социологических данных за период с начала 2000-х годов (рис. 10) показывает, что избирательные кампании перед выборами президента (пики E1-E4 на графике), приводили к непродолжительному повышению рейтинга выше уровня фундаментального тренда, продиктованного экономическими настроениями.

Случаи общественной консолидации в связи с обострением внешних или внутренних угроз (например, массовый захват заложников на спектакле «Норд-Ост» или война с Грузией в августе 2008 г.) тоже повышали рейтинги выше тренда. Однако эти эффекты быстро сходили на нет после снижения текущей актуальности соответствующих событий. Но в рассматриваемый период не было ни одного случая, когда существенное ухудшение экономических настроений не сопровождалось бы значительным падением рейтинга.

Источник: Treisman D. Putin’s popularity: why did support for Kremlin plunge, then stabilize? – Los Angeles, Univ. of California, February 1, 2014, стр. 2.

Рис. 10. Индекс экономических настроений и рейтинги одобрения В.Путина (Д.Трейсман по данным Левада-центра).

Затяжной характер конфликта на Украине и сохранение его в центре общественного внимания уже более полугода обеспечивает поддержку рейтингов президента вблизи исторических максимумов. Это происходит несмотря на рекордное ухудшение экономических настроений к январю 2015 г., о котором говорилось в п. 1.4.

Судя по всему, продолжение внешнеполитического конфликта в острой форме может еще некоторое время поддерживать рейтинги на высоком уровне. Но ослабление этого фактора поддержки рейтингов может произойти намного быстрее в случае успешного урегулирования украинского конфликта или даже его «замораживания» в результате устойчивого прекращения боевых действий. Тогда можно ждать заметного снижения актуальности внешнеполитических приоритетов.

В этом случае на фоне продолжающегося экономического кризиса вопросы внешней политики в массовом сознании начнут быстро вытесняться проблемами ухудшения текущего материального положения. Именно так произошло вскоре после российско-грузинского конфликта в августе 2008 г., когда экономический кризис привел к быстрому ухудшению экономических настроений. Вероятность такого переключения приоритетов повышается в условиях дальнейшего углубления экономического кризиса и ухудшения экономических настроений, которые, судя по всему, остаются главным фундаментальным фактором, определяющим долгосрочную динамику рейтинга.

Мотив безальтернативности В.Путина: время как фактор поддержкиКак и в 2013 г., патриотический мотив поддержки электорального рейтинга В. Путина дополнялся мотивом безальтернативности. Возникает гипотетическое ощущение, что в конце 2014 г. этот мотив усилился. Население не видит среди политиков никого, кто мог бы заменить В. Путина: не только по мотиву патриотичности, но и по мотиву способности держать ситуацию в стране под контролем. Здесь проявляется определенная двойственность в восприятии В. Путина: с одной стороны, реальных успехов в его внутренней политике население не видит, но с другой - видит его способность с успехом применить силу в том случае, если политическая ситуация в стране начнет выходить из-под контроля.

Потому что он человек с холодной головой, рассудительный – Путин единственный, кто может сдержать в настоящее момент начало войны. Единственный, кто может контролировать ситуацию (Владимир, мужчина, пенсионер).

Невозможно в данный момент такого человека найти, который сможет взяться за всю нашу политику, за всю нашу управленческую деятельность. Просто при такой сложившейся ситуации в нашей стране, вокруг страны, я считаю, что просто даже преступно в чем-то принимать, выдвигать кого-то другого. Во-вторых, дело даже не в самом Путине. Он выстроил всю систему под себя. Если сейчас посадить оппозиционера на место Путина, система с ним работать не будет (Москва, женщина, высшее образование).

Если речь идет о выборах, которые происходят вот в этой ситуации, которая сложилась сейчас, то это был бы самый дестабилизирующий фактор, выбрать другого человека. Смена лидера – это очень сильный удар по стабильности страны в наших условиях (Владимир, мужчина, среднее образование).

Владимир Владимирович в любом случае в верхушке этой останется. Кто бы ни был президентом, руководить будут со слов ВВП (Москва, мужчина, среднее образование).

Но во внутренней, во внутренней политике тоже наложена его рука во многом. И без его согласия или движения правительство ничего не делает. Без его согласия и указания (Владимир, мужчина, пенсионер).

Наряду с рациональными (артикулируемыми) мотивами, типа тех, которые изложены выше, в теории рекламы существует эмпирически подтвержденный тезис о том, что при прочих равных условиях люди (покупатели или избиратели) склонны выбирать тот продукт, который КАЖЕТСЯ им более знакомым. В практике рекламы кажущееся знакомство с продуктом достигается высокими объемами вещания в СМИ, измеряемое показателем GRP (Gross Rating Points), т.е. суммарным количеством контактов аудитории с рекламным объектом. Хотя авторы данного исследования не располагают информацией относительно величины телевизионного GRP В.Путина, представляется очевидным, что этот показатель на протяжении последних 15 лет намного превышает аналогичные показатели любого другого политика. «Привыкание» населения к В.Путину на сегодняшний день настолько велико, что никакой другой политик не может сравниться с ним по этой характеристике.

Больше нет замены вместо него, не вижу никого. Все примелькались, все одни и те же. Звездочки на небе больше нет пока еще, кроме него (Владимир, женщина, высшее образование).

Да, во-первых, я замены не вижу, то есть если будет замена, я думаю, что все это будет заранее подсчитано и просчитано, и нам будет по телевизору все показано, за кого лучше проголосовать. Ему нет альтернатив (Владимир, мужчина, среднее образование).

Других представителей, которые себя как-то проявили бы, просто не вижу. Конкурентов нет у человека, поэтому, в принципе, кроме как за него, не за кого. Либо за него, либо против всех (Гусь-Хрустальный, женщина, среднее образование).

Я за Путина голосую. Альтернативы на сегодня, действительно, нет. Из 140 миллионов нет альтернативы (Москва, женщина, среднее образование).

Дело в том, что, да, действительно, как ни голосуй, Путин останется (Москва, женщина, высшее образование).

Нет, конечно, я бы не голосовала за него, просто я боюсь, что не за кого. А даже если бы было за кого, этих людей, как по прошлым выборам, уже так далеко задвинули, что им уже никак не подобраться. Такая ситуация в стране к большому сожалению, нет других кандидатов (Москва, женщина, среднее специальное образование).

Из тех кандидатов, которые сейчас представляют политическое поле высшего истеблишмента, я больше никого, лично я, не вижу. Но другой вопрос: почему так получилось? Почему, может быть, некие политические лифты работают не на полную? Почему нет новых лиц? Почему не появляется харизматичных молодых людей? (Москва, мужчина, высшее образование).

Этот вывод хорошо согласуется с результатами недавнего эконометрического исследования факторов поддержки политического режима в России за период с первого избрания В.Путина на пост президента до 2009 г. Согласно результатам этого исследования, всего вклада в прирост поддержки внес «возраст системы», рассчитанный в месяцах (+79 пунктов по шкале из 201 пункта. Вторым по значимости фактором (+23 п.) оказались индикаторы экономических и социальных настроений при незначительном отрицательном вкладе недовольства коррупцией (-8 п.) и неудовлетворенного запроса на демократизацию (-4 п.).

Это исследование показывает, что история длительного существования политической системы и ее лидера создает ей дополнительный запас прочности. Опрос Левада-центра, проведенный 20-23 февраля 2015 г., показал значительный рост доли тех, кто положительно оценивает ситуацию, «Когда власть в стране многие годы находится в руках одних и тех же людей». В феврале 2015 г. 41% респондентов указал, что это обеспечивает порядок и стабильность в стране (декабре 2013 г. так считали лишь 20% респондентов). Напротив, доля тех, кто считал, что это ведет к усилению произвола, росту коррупции и злоупотреблений сократилась по сравнению с декабрем 2013 г. ровно в 2 раза - до 18%. За этот же период почти в 2 раза (с 47% до 25%) сократилась и доля респондентов, которые хотели бы, чтобы В.Путина на посту президента сменил другой человек.

Высокий уровень поддержки существующей неконкурентной политической системы в России парадоксальным образом сосуществует с высоким и даже растущим спросом на демократию, о котором уже говорилось в п.1.3. В этом плане российское общество воспроизводит типичные закономерности других стран с неконкурентными политическими системами (таблица 2). Наиболее высоких средних значений спрос на демократию согласно данным Всемирного обследования ценностей достигает не в развитых демократиях, а в странах с неконкурентной политической системой. Характерно, что именно эти страны отличаются наиболее высоким средним уровнем поддержки существующего в них политического режима.

В то же время, как подчеркивают авторы вышеупомянутого исследования факторов поддержки политической системы, положительное влияние возраста системы в целом уже исчерпало себя и не способно обеспечить дополнительные приросты поддержки в перспективе. Напротив, потенциал отрицательного влияния на уровень поддержки со стороны ухудшающихся экономических и социальных настроений, а также нереализованного запроса на демократизацию остается значительным.

Таблица 2. Средний уровень одобрения демократии и средний индекс одобрения существующего в стране политического режима в зависимости от типа политического режима.

Тип политического режима* Уровень одобрения демократии (%) Индекс одобрения существующего политического режима, баллы по шкале от 1 (низший) до 10 (высший)

Свободные 91 4,9

Частично свободные 87 4

Несвободные 92 5,3

*На базе рейтингов Freedom House.

Источник: Rose, Richard, William Mishler, and Neil Munro. Popular Support for an Undemocratic Regime: The Changing Views of Russians.New York: Cambridge University Press, 2011. стр. 24-25.

В нашем исследовании тоже обозначились некоторые признаки неустойчивости коллективного отношения респондентов к В.Путину, которое проявилось при обсуждении вопроса о возможности выдвижения его кандидатуры на выборах президента в 2018 г. Речь идет о том, что при обсуждении гипотетических президентских выборов «в ближайшее воскресенье» результаты фокус-групп декабря 2014 г. совпадали с результатами количественных исследований (со всеми оговорками, касающимися корректности сравнения результатов количественных исследований и фокус-групп).

Однако в отношении выборов 2018 г. в психологических фокус-группах нами был получен неожиданный результат: за В.Путина готовы были проголосовать менее половины респондентов. Неоднократно звучали мнения о том, что прямо сейчас, в сложной политической и экономической обстановке В.Путину уходить нельзя, но к 2018 г. пора думать о преемнике.

Авторам данного исследования известно, что Левада-центр наряду со стандартным измерением электоральных рейтингов неоднократно задавал вопрос и о президентских выборах 2018 г. и получал результат, практически совпадающий с электоральным рейтингом «в ближайшее воскресенье». Оба эти вопроса были заданы в количественном опросе Левада-центра в декабре 2014 г.

Нам трудно однозначно оценить причины этого противоречия между результатами фокус-групп и количественными опросами. Очевидно, на итоговый результат в нашем исследовании повлиял сам процесс обсуждения в фокус-группах и сопутствующая ему когнитивная динамика. Однако какой результат является более валидным с точки зрения его прогностической силы – этот вопрос остается открытым. Все же отметим, что эластичность мнений респондентов по отношению к групповому обсуждению данного вопроса – это индикатор их неустойчивости в динамике.

Эволюция протестного поведения: «в кильватере» социальных приоритетовРезультаты недавних исследований позволяют проследить долгосрочную эволюцию протестов в современной России и дают основания предполагать, что изменение протестного поведения происходило под влиянием смены социальных приоритетов.

Международные сопоставления не позволяют делать однозначных выводов о прямой связи между типом политической системы и интенсивностью протестов в стране. Для развитых демократий в целом характерен высокий уровень протестной активности. Это позволило некоторым исследователям использовать применительно к ним термин «общеcтва социальных движений». Для недемократических стран высокий протестный фон тоже является довольно распространенным. Например, в Китае с 1994 по 2013 год темпы роста ежегодного числа протестных событий превышали темпы роста ВВП, что соответствует примерно 20-кратному увеличению за 20 лет. Однако типичные характеристики протестной активности могут существенно различаться в зависимости от типа политической системы.

В этой связи эволюция протестной активности в России заслуживает некоторой переоценки. Во многом она стала возможной благодаря недавним исследованиям Г. Робертсона, которые основаны на детальном анализе первичных баз данных МВД и Института коллективного действия, содержащих информацию о протестных событиях 1990-х, 2000-х и начала 2010-х годов. Согласно этим исследованиям, с конца 1990-х до 2012 г. Россия прошла эволюцию от протестов, характерных для недемократических стран с относительно невысоким уровнем доходов, до протестов, типичных для развитых демократий. Кульминационная точка этого перехода – 2011-2012 годы – совпала с периодом смены социальных приоритетов с текущего потребления на развитие и достижения. Хронологически эволюция протестного поведения шла рука об руку с эволюцией социальных приоритетов – от традиционалистских форм к более модернизированным. В последнее время, наряду с ослаблением приоритетов развития обозначились и признаки возвратного движения протестных предпочтений в сторону форм, типичных для конца 1990-х годов.

Согласно Робертсону, в начале 1990-х годов, когда российская экономика оказалась в глубочайшем кризисе, по интенсивности протестов Россия была островком стабильности в сравнении со многими странами бывшего советского блока. По странам Центральной и Восточной Европы прокатилась мощная волна экономических протестов, но Россию первоначально она обошла стороной.

Первая волна массовых экономических протестов в России пришлась на период до и после дефолта 1998 г. Особенностью этой волны было то, что часть протестов происходила при негласной поддержке региональных элит, которые использовали их в борьбе за ресурсы федерального центра. По своим отличительным характеристикам – географии, репертуару и требованиям - эти протесты разительно контрастировали с волной политических протестов 2011-2012 годов. В основном протестные акции конца 1990-х проходили за пределами столиц и были широко разбросаны по регионам. В протестном репертуаре преобладали забастовки, перекрытия дорог, голодовки и другие акции протеста, которые не отличались яркой артикуляцией требований и наносили немалый ущерб самим протестующим. Требования протестующих носили почти исключительно экономический характер и отражали приоритеты выживания, характерные для того времени: увеличение социальных выплат, заработной платы, погашение долгов по зарплате и пособиям, поддержание занятости, предотвращение роста цен и тарифов ЖКХ.

Как показал Робертсон, на протяжении 2000-х годов в структуре протестных акций стала возрастать доля протестов иного типа, характерных для развитых демократий. Именно к этим протестам относится большинство протестных событий 2011-2012 годов. Они кардинально отличаются от традиционных протестов по всем основным характеристикам. Центр протестного движения, как и в современных развитых демократиях, переместился в столицу, где сосредоточена основная политическая активность страны. Репертуар протестов резко изменился: в нем преобладали демонстрации и другие аналогичные формы протестов с хорошо артикулированными требованиями. Сами требования, как и в развитых демократиях, сместились от экономических вопросов к вопросам гражданских прав, политических свобод, экологии и других вопросов, характеризующих модернизированную систему приоритетов.

Но в этой относительно плавной эволюции протестного поведения уже был один эпизод возврата к более традиционным формам экономических протестов. Он случился в 2010 г. под влиянием резкого ухудшение экономических настроений населения после кризиса 2008-2009 годов. На май-июнь 2010 г. приходится свыше 50% всех акций протеста, зарегистрированных в базе МВД за период с января 2010 по октябрь 2011 г. (то есть до начала массовых политических протестов в Москве). В общей сложности в эти два месяца состоялось 22 176 акций протеста, подавляющее большинство из которых проходили за пределами Москвы, в основном с экономическими требованиями. В большинстве случаев эти акции мало отличалось от экономических протестов конца 1990-х годов.

Смещение приоритетов в сторону текущего потребления и минимизации рисков, происходящее под влиянием конфликта на Украине и экономического кризиса и внешних угроз, сопровождается ослаблением интереса к более модернизированным формам протестов, характерным для 2011-2012 годов, и повышением склонности к традиционным формам экономических протестов, характерных для более ранних периодов. Эта тенденция обозначилась уже осенью 2014 г. Согласно опросу ФОМ, проведенному в октябре прошлого года, общая склонность к протестам находилась на низком уровне (2%), что в 6 раз ниже уровня 2011 г. Однако готовность участвовать в протестах по экономическим причинам (низкие зарплаты и пенсии, высокие цены и тарифы ЖКХ) находилась по классификации самого ФОМ в красной (опасной) зоне. Она составляла 18-20%, что в 9-10 раз превышало склонность к протестам по политическим причинам.

Интересно, что среди других мотивов протестов наибольшему ослаблению подверглась склонность к протестам, связанным с приезжими и мигрантами. По сравнению с осенью 2013 г., когда были зафиксированы пиковые уровни агрессии против мигрантов, склонность к протестам по этим причинам снизилась почти в 5 раз (до 2%). Это согласуется с нашими выводами о переключении в 2014 г. агрессии с внутриполитической на международную сферу.

Усиление готовности населения протестовать в случае «гипотетического ухудшения условий их жизни» прослеживалась и в более раннем обследовании Института социологии РАН. Доля респондентов, подтвердивших такую готовность в начале 2014 г., увеличилась в 2 раза по сравнению с 2008 годом и достигла 10%.

В свою очередь, обследование Левада-центра, проведенное 20-23 февраля 2015 г., показало, что выше всего вероятность экономических протестов в их городе оценивали жители Москвы. По их мнению, она достигла 48%, что в 1,5-2 раза превышало оценки в других населенных пунктах. Между тем, именно у москвичей в феврале 2015 г. индекс финансовых настроений Сбербанка находился на историческом минимуме и опустился значительно ниже, чем у жителей других регионов (соответственно 54,7 и 74,6 процентных пункта).

Эти изменения в протестных настроениях сопровождались ретроспективной переоценкой в негативную сторону отношения к политическим акциям протеста в Москве в 2011-2012 годах, особенно к событиям на Болотной площади, которые сопровождались столкновениями между демонстрантами и правоохранительными органами. Согласно опросам Левада-центра в 2012-м – начале 2013 г. поддержку уличных протестных акций высказывали порядка 40% респондентов. Опрос, Левада-центром по заказу Комитета гражданских инициатив 15-18 февраля 2013 г. показал, что полное или частичное одобрение эти акции получали у 32% респондентов (сумма ответов: «На нашу власть можно воздействовать только такими средствами» и «Я во многом разделяю настроения протестующих»). Негативно относились к протестам только 18% (сумма ответов: «Их одурачили те, кому чужды интересы России» и «Такие митинги – угроза общественному порядку»). Наиболее же распространенной стала позиция «благожелательного нейтралитета»(40%): «Эти акции меня мало интересуют, но люди имеют право мирно выражать любые свои требования».Но в нашем декабрьском исследовании 2014 г. почти все упоминания протестов 2012 г. на Болотной площади носили однозначно негативный характер.

Резкому изменению в негативную сторону отношения к политическим протестам в России явно способствовали события на киевском Майдане в январе - феврале 2014 г. и их освещение официальными телеканалами в России. Это проявилось не только в наших фокус-группах, проведенных в декабре 2014 г., но и в более ранних количественных опросах. Так, по данным Института социологии РАН, уже в феврале 2014 г.в российском обществе сложился негативный консенсус по отношению к событиям на Майдане. При этом 70% респондентов считало, что повторение Майдана в России невозможно.

Отрицательное отношение к «Майдану».

Отрицательное мое отношение к этим событиям. Там, на Украине бандеровцы, а они же всегда были такие – против всех и против всего. Они сразу и пошли все на это, им оплатили. Им это было выгодно. И на самом деле там деньги мыли свои все богатые люди, потому что они же оплачивали все это, за то, что они выступали. В общем, это все было выгодно им, и все это было спланировано (Владимир, женщина, среднее образование).

Просто собрали людей заинтересованных, кого-то деньгами, кого-то на идею, молодежь, идеи нацистов и прочее. То есть они это все сделали, эту оранжевую революцию. Но народ обезумел, начали бросать всякие взрывчатые вещества, это ужас (Владимир, мужчина, высшее образование).

Как такое может быть, убивали друг друга ведь, убивали друг друга. И даже как мы правильно говорим, иногда нас поднимут, мы пойдем не совсем осмысленно. Такого не должно быть (Гусь-Хрустальный, женщина, среднее образование).

Более того, в России возник явно выраженный протест против протеста среди населения, а также уверенность в том, что российские власти не допустят ничего подобного «Майдану». Причем, такая решимость российских властей позитивно расценивалась подавляющим большинством респондентов. Данная тема во многом перекликается с положительно оцениваемой большинством респондентов способностью В.Путина держать ситуацию в стране под контролем.

В России В. Путин не допустит «Майдан».

Ведь можно было также выйти к народу, у нас же Путин не боится выходить и разговаривать. У них этого не произошло, мудрости этой не было, развязалось кровопролитие. Этот сказал это, этот поверил, пошел туда, побил этого – то есть произошло такое, и в России, естественно, это тоже может произойти. Как поведет себя Путин? Мне кажется, он поведет себя мудро, он этого не допустит (Москва, женщина, высшее образование).

Россия достаточно сильная страна, и с Путиным, может быть, это связано. Не знаю, с чем связано, но Россия как-то для меня – такая большая могучая страна. И мне кажется, у нас такого не будет (Владимир, женщина, среднее образование).

Путин более жесткий человек. Все прекрасно понимают, что раз он такой руководитель, толпой надо руководить в любом случае, и он все для этого делает, примеров масса. В этом плане он молодец.Я думаю, в принципе он ко всему уже готов, по большому счету. Он просто не даст этому развиться (Владимир, мужчина, пенсионер).

Я думаю, сразу, если что-то там начнется, то быстренько все это закончится, будет какой-то отвлекающий маневр, и в СМИ этого даже просто не покажут. И до других городов вообще вряд ли это даже дойдет, чтобы узнать, что там было. А если что-то и узнают, то это будет все перевернуто. Поэтому вряд ли здесь (Гусь-Хрустальный, мужчина, среднее образование).

Майдан был спровоцирован, борьба за власть у них просто идет полностью.В России у нас? Путин не допустит – уже научен горьким опытом (Гусь-Хрустальный, мужчина, среднее образование).

На формирование такого мнения могли повлиять три фактора:

влияние телевизионной пропаганды;

последствия «Майдана» - стремительное углубление экономического и политического кризиса на Украине, включая начало ее территориальной дезинтеграции;

собственная динамика политического сознания россиян – возврат от приоритетов развития к приоритетам минимизации рисков и связанное с ним ослабление спроса на формы политического протеста, характерные для развитых демократий.

Почему при посредстве официальной пропаганды стало возможным отождествление московских демонстраций с событиями на «Майдане»? Ведь они несопоставимы по ключевому фактору, который, собственно, и вызывает наибольшее отторжение у россиян – по масштабам политического насилия. В Москве политические протесты в основе своей были мирными и не вели к той массовой и неконтролируемой эскалации насилия, которая по сути стала «визитной карточкой» «Майдана».

Ответ на этот вопрос может быть получен в логике изменения социальных установок. Политические протесты 2011-2012 годов в Москве и других крупных городах были тесно связаны с нереализованностью запроса на развитие и достижения. Отождествление «Майдана» с московскими политическими протестами, предложенное официальной пропагандой, стало до некоторой степени возможно только после ослабления установок на самореализацию и развитие, которые послужили причиной московских политических протестов и поддерживали актуальность этих протестов для рядовых граждан.

К концу 2014 установки на развитие были уже достаточно ослаблены для того, чтобы повестка московских протестов 2011-2012 годов стала казаться гораздо менее привлекательной в свете других приоритетных проблем. Восприимчивость населения к официальной интерпретации протестов, скорее всего, объясняется именно тем, что она попала в резонанс с возвратным изменением базовых социальных установок, которые вернулись в состояние, близкое к началу 2000-х годов. Этим установкам соответствует более традиционная протестная ментальность, характерная для конца 1990-х годов с ее территориальной разобщенностью, организационной фрагментацией и акцентом на проблемы поддержания текущего потребления.

Негативное отношение к политическим протестам типа «Майдана» не означает невозможности локальных протестов по иным поводам, прежде всего по экономическим. Но население четко различает политические протесты, направленные на смену власти, и протесты, вызванные текущими социально-экономическими проблемами.

При этом важно учитывать, что негативное отношение к политическим протестам не тождественно снижению спроса на демократию. Тенденция к усилению такого спроса наметилась в 2013 г. и, судя по всему, не повернула вспять в 2014 г.

Утрата интереса к оппозиционным партиям: возможный дефицит предложенияНаше декабрьское исследование указывает на то, что ситуация перед предстоящими в 2016 г. парламентским выборами может коренным образом измениться по сравнению с выборами 2011 г. Протесты после парламентских выборов 2011 г. шли под лозунгами борьбы за честные выборы. Это значит, что протестующих в целом устраивал выбор оппозиционных партий, а недовольство вызывало то, что их голоса, отданные за оппозицию, могли быть не учтены или перераспределены в пользу «Единой России».

В ходе наших фокус-групп в декабре 2014 г. мы обратили внимание на резкое ухудшение отношения населения ко всем оппозиционным партиям и их лидерам, включая всю парламентскую и внесистемную оппозицию. Иными словами, существующее предложение оппозиционных партий перестало восприниматься как актуальное. При этом поддержка «Единой России», хотя и оставалась довольно высокой, но тем не менее была далека от единодушной. Запрос на наличие актуальных оппозиционных партий сохранялся, но существующая партийная оппозиция практически перестала соответствовать этому запросу.

У Путина нет реальных оппозиционеров. Оппозиция в России по отношению к Путину в данный момент вообще не сформирована. Так как большинство населения высказывается за Путина, он сейчас главный патриот. Так что все будут поддерживать его, что бы то ни было (Владимир, мужчина, высшее образование).

Все остальные, например, лидеры партии какой-нибудь оппозиции, они все по силе меньше Путина, скажем так. Пятая колонна есть, оппозиции нет (Владимир, мужчина, среднее образование).

У нас в России сейчас и оппозиции-то нормальной нет. Кто? Партии вроде бы какие-то светятся. Ну, кто? КПРФ? Так иногда где-то выступают. Кто еще? Зюганов? Жириновский? Я больше особенно никого не знаю и не слышу никого (Владимир, мужчина, пенсионер).

Потому что у нас есть «Единая Россия» и все. А дальше – марионеточные партии, которые друг с дружкой играются в политику. Это игра в поддавки, это псевдополитика. Если так сказать, что «Единая Россия» узурпировала политическое поле и вычистила все, а все остальные играют только по предложенным правилам (Москва, мужчина, высшее образование).

По данным ФОМ, электоральные рейтинги КПРФ и «Справедливой России» в ноябре 2014 – январе 2015 г. снизились почти 2 раза по сравнению со средними значениями 2011-2012 годов. Исключение составляет лишь ЛДПР, у которой рейтинг немного снизился в ноябре 2014 г., но затем восстановился до уровня 2011 г. У всех партий, не представленных в Государственной Думе, электоральные рейтинги находились на статистически незначимом уровне (около 1% у Гражданской платформы и менее 0,5% у остальных партий, не представленных в Государственной Думе).

На момент нашего обследования декабря 2014 г. до выборов в Государственную Думу осталось всего два года, а не три, как это было в декабре 2008 года, в начале предыдущего экономического кризиса. Если дефицит актуального предложения оппозиционных партий на предстоящих парламентских выборах не будет восполнен в ближайшее время, это может привести к существенной коррекции электорального и протестного поведения, в том числе по сравнению с предыдущими парламентскими выборами 2011 г. Не исключено, что это может при определенных обстоятельствах вылиться в новую волну политического недовольства, но не с требованиями честных выборов, как в 2011 г., а с требованиями демократизации, массовый запрос на которую в латентной форме по-прежнему сохраняется.

Роль официальных СМИ: «взлеты и падения» влиянияО влиянии интенсивной телевизионной пропаганды, поддерживавшей официальную повестку дня в течение всего 2014 г., писали многие исследователи и аналитики. Общее мнение аналитиков состоит в том, что эта пропаганда была очень эффективной. В частности, она способствовала росту рейтинга В.Путина до исторических максимумов, внесла вклад в формирование почти единодушной поддержки населением присоединения Крыма, усилила негативно-враждебное отношение к украинскому «Майдану» и к возможным протестам типа «Майдана» в России, закрепила недоверие к непарламентской оппозиции и практически уничтожила ее в общественном мнении, содействовала укреплению отношения к западным странам как к врагам России и многое другое.

Наше исследование в целом подтверждает все эти выводы. Единственный новый аспект, который следует отметить, состоит в том, что население несколько устало от чрезвычайно высоких объемов пропагандистского вещания и от его эмоциональной интенсивности. Эта усталость выразилась не в том, население стало подвергать сомнению основные пропагандируемые тезисы, а в том, что респонденты стали выражать желание как бы «приглушить звук». Это можно назвать не износом, а скорее усталостью от пропаганды, вектор которой не менялся на протяжении всего 2014 г.

Информации слишком много. Она объективна, но ее, может быть, слишком много, да. Ну, конечно, человек сам решает для себя, много ее или нет. Для меня было достаточно месяца новостей на данную тему, (Владимир, женщина, среднее образование).

Я считаю, что это неправильно, потому что когда каждый день показывают, как бомбят, как убивают – ну вот хочется спросить: и что дальше? Вот люди приходят с работы, вот человек устал, допустим, а ему показывают еще, и каждый день. Так и хочется сказать: а зачем это делается, для чего это делается? У людей и так, знаете, радости – я бы не сказал, что в России много (Москва, мужчина, высшее образование).

Наконец, отдельные высказывания позволяют выдвинуть гипотезу, что население начинает испытывать спрос на объективное освещение ситуации, «читая между строк». Особенно это касается освещения экономической ситуации, в отношении которой респонденты ощущают недостаток достоверных сведений и меньше склонны полагаться на официальные источники информации.

Вы знаете, я вам что скажу, что их там зомбируют гораздо более сильно, чем нас здесь. Понимаете, мы, русские, привыкли читать между строк, мы не верим тому, что нам говорят, или не всему верим, а они верят всему (Гусь Хрустальный, мужчина, среднее образование).

Насколько ваше видение ситуации в мире объективно? Кто считает, что объективно, поднимите руки. Три человека (модератор, Владимир).

Я бы сказал, объективнее. Просто надо из той информации, которую преподают, видеть, что они правду показывают, а что-то приукрашивают, чтобы обыграть в свою сторону (Владимир, мужчина, высшее образование).

В условиях, когда спрос на развитие едва начинает утверждаться в массовом сознании, на его динамику могут сильно влиять не только фундаментальные социально-экономические процессы, типа быстрого насыщения потребительского спроса, но и вторичные, такие как доминирующий контент официальных СМИ. Но наш ретроспективный анализ указывает на то, что официальные СМИ смогли существенно повлиять на социальные приоритеты лишь в тех случаях, когда направление их влияния совпадало с действием фундаментальных факторов изменения приоритетов, вступая с ними в своеобразный резонанс. Наоборот влияние официальных СМИ заметно ослабевало, когда вектор официальной пропаганды действовал в «в противотоке» с фундаментальными факторами изменения социальных приоритетов.

За последние 10 лет можно выделить как минимум четыре периода, когда изменение направления официальной пропаганды существенно повлияло на переключение установок, вступая в резонанс с фундаментальными факторами их изменения:

2011-2012 годы, когда усиление приоритетов развития в результате насыщения текущего потребления успешно стимулировалось официальной риторикой президентства Д. Медведева с его акцентом на модернизацию и приоритетные национальные проекты в сфере здравоохранения, образования и жилья, инициированными еще до избрания Д.Медведева на пост Президента.

Период после президентских выборов 2012 г., когда вектор официальной пропаганды развернулся противоположном направлении, ориентируя на стабильность и традиционные ценности в сочетании с установками на минимизацию рисков и уход от вопросов социальной и политической модернизации. Этот период совпал с растущим разочарованием в возможностях человеческого развития и достижений, что тоже способствовало восстановлению прежних установок на минимизацию рисков и текущее потребление. Наибольший эффект это дало за пределами Москвы, где уровень текущего потребления был ниже, а приоритетность вопросов развития менее устойчивой. Эти изменения получили отражение в результатах нашего исследования, проведенного в июне 2013 г.

Первая половина 2014 г., когда произошло переключение внимания на внешнюю политику под влиянием Олимпиады в Сочи и присоединения Крыма. Официальные СМИ успешно способствовали пропаганде внешнеполитических достижений. Но для восприятия этих достижений уже существовали фундаментальные предпосылки виде нереализованного запроса на развитие внутри страны и усилившегося защитного патриотизма.

Вторая половина 2014 г., когда внешняя политика перестала быть источником достижений, но во многом благодаря официальной пропаганде превратилась в доминирующий источник угроз. В этот период при активном участии официальной пропаганды завершилось внедрение в массовое сознание образа врага в лице США, резко ухудшилось отношение к предвыборным политическим протестам 2011-2012 годов и усилилась поддержка идеи самоизоляции России от развитых стран. Но этим изменениям благоприятствовали и фундаментальные факторы: разочарование в возможностях развития и достижений не только внутри страны, но и на международной арене, ослабление запроса на развитие под влиянием экономического кризиса, и потребностью в выплеске потенциала агрессии, накопившегося из-за нерешенных внутренних проблем.

В каждом из этих случаев роль официальной пропаганды оказалась значительной прежде всего потому, что она вступала в резонанс с объективными факторами изменения социальных установок.

Но в моменты, когда официальная пропаганда была вынуждена работать «против течения», в противовес объективным факторам изменения массового сознания, влияние официальных СМИ заметно снижалось. В таких условиях массовое сознание начинало эволюционировать по своей внутренней логике. Оно менялось под влиянием фундаментальных факторов в нежелательном для властей направлении на фоне критического восприятия официальной риторики. За прошедшее десятилетие можно назвать как минимум три подобных эпизода:

Монетизация льгот в 2005 г., когда официальная пропаганда была «застигнута врасплох» в результате внезапной протестной мобилизации под влиянием доминировавшего тогда запроса на минимизацию рисков. Официальная пропаганда пыталась противостоять этим установкам, но не смогла сдержать эволюцию общественного мнения в направлении снижения поддержки власти и активизации протестов.

Конец 2010 – начало 2012г., когда в обществе обострился конфликт между растущим запросом на развитие и сужающимися возможностями для его реализации. В результате, официальная риторика, которая по-прежнему декларировала приверженность целям модернизации перестала вызывать доверие. В известной мере возникший диссонанс стал результатом предыдущего успеха модернизационной риторики властей непосредственно до и в период президентства Д.Медведева. Эта политика способствовала переключению установок на вопросы развития, не создавая достаточных возможностей для него. Возник эффект фрустрированных потребностей, который ослабил воздействие официальной пропаганды. Общественное мнение стало формироваться более автономно, под влиянием внутренней логики массового осмысления социальной реальности. Наше качественное социологическое исследование, проведенное в конце 2010 – начале 2011 г. зарегистрировало повсеместный выплеск новых, ранее не звучавших, критических высказываний по отношению к власти, которые в тот период еще не получили отражения в средствах массовой информации. Ярким примером стали фразы типа «мы не быдло», которые одновременно высказывались представителями разных социальных слоев во всех регионах, где проводились наши фокус-группы. На некоторое время эволюция общественного мнения практически вышла из-под влияния официальной пропаганды.

Вторая половина 2013г., когда влияние официальных СМИ в очередной раз ослабело настолько, что могла повториться ситуация начала 2011 г. Как и наше социологическое исследование декабря 2013 г., опрос ВЦИОМ, проведенный в ноябре 2013 г., зафиксировал низкий уровень доверия к официальным СМИ, - прежде всего к центральным телеканалам. Наметилось переключение респондентов на альтернативные источники информации. По опросу ВЦИОМ, проведенному осенью 2013 г. в ряде регионов европейской части России, телевидение пользовалось меньшим доверием, чем другие СМИ. Ему доверяли 27% респондентов, специализированным сайтам и новостным лентам - 30%, радио – 33%, а печатным периодическим изданиям – 35%. При этом у телевидения баланс доверия и недоверия составил всего 1%, а у других СМИ, где влияние центральной власти не так велико, он оказался намного выше. Для печатных периодических изданий он составил 12%, для специализированных сайтов и новостных лент – 19%, а для радио – 20%.

К концу 2013 г. контент, предлагавшийся официальными СМИ, вступил в явный диссонанс со все более критическими настроениями населения, которое утратило веру в перспективы развития страны (см. п.1.2). Ухудшение социальных настроений в это время было сопоставимо с кризисом 2009 г. и сопровождалось понижением оценок власти, а также переносом агрессии на чиновников и мигрантов. Попытки официальных СМИ придать этому разочарованию позитивную интерпретацию в духе социально-консервативной идеологии оказались в целом безуспешными. Предотвратить более глубокое падение влияния официальных СМИ помогло лишь переключение риторики властей на внешнеполитическую повестку в начале 2014 г., которое совпало с приоритетными ожиданиями населения и поэтому встретило позитивный отклик в массовом сознании. Результатом стало быстрое восстановление доверия к официальным СМИ и резкое усиление влияния официальной пропаганды.

Если расположить представленные выше периоды усиления и ослабления официальных СМИ хронологически, то взлеты и падения их влияния будут чередоваться наподобие «американских горок».

Последует ли за нынешним взлетом влияния официальных СМИ очередное падение их влияния, зависит, на наш взгляд, прежде всего от возможности урегулирования вооруженного конфликта на Украине. Несмотря на признаки усталости от пропаганды, влияние официальных СМИ еще довольно долго может поддерживаться на достаточно высоком уровне, если тема внешней политики сохранится в качестве одного из первоочередных приоритетов населения. Влияние официальных СМИ по этому направлению будет препятствовать ослаблению доверия к ним под действием экономического кризиса.

Но в случае успешной деэскалации украинского конфликта, интерес к международным проблемам начнет ослабевать. В этих условиях переключение внимания населения на экономический кризис неизбежно приведет к нарастанию диссонанса общественных настроений с риторикой официальных СМИ, которые будут вынуждены приуменьшать негативные последствия кризиса. Официальные СМИ не могут себе позволить такую остроту критического освещения экономических проблем, на которую уже сейчас формируется общественный запрос. Это будет усиливать интерес населения к альтернативным источникам информации и, скорее всего, вызовет новую волну ослабления влияния официальных СМИ.

В дальнейшем очередное переключение установок на проблемы развития по мере выхода из рецессии и восстановления уровня потребления до докризисных значений создаст для официальной риторики новые вызовы. Восстановление влияния официальных СМИ будет возможно, если официальная риторика сумеет предложить новую убедительную повестку развития страны, отвечающую запросам населения. Но если этого не удастся сделать, влияние официальных СМИ, скорее всего, продолжит ослабевать.

Возможные сценарии дальнейшего изменения социальных установок и политических настроений Основная сценарная развилка: урегулирование вооруженного конфликта на УкраинеПо сравнению с состоянием общественных установок, достигнутым в 2011-2012 годах на пике запроса на модернизацию, текущие социальные установки выглядят более архаичными и обозначают частичный возврат к традиционным приоритетам, господствовавшим в начале 2000-х годов. Но в целом массовое сознание по-прежнему находится в пограничном состоянии, что делает его весьма подвижным и сохраняет потенциал для дальнейших изменений в любом направлении.

Два фундаментальных фактора которые предопределили текущее состояние социальных приоритетов и политических предпочтений российского населения - международный конфликт на Украине и экономический кризис. Действие обоих факторов имеет вполне определенные временные рамки и, скорее всего, не выходит за пределы среднесрочного горизонта. Завершение острой фазы украинского кризиса и возобновление устойчивого экономического роста вызовут новую волну изменения социальных приоритетов российского населения. Но вероятность более раннего наступления у этих двух событий заметно различается.

Что касается возможности быстрого завершения острой фазы украинского конфликта, то вероятность этого представляется весьма значительной. Поэтому среднесрочные сценарии дальнейшего развития социальных установок должны учитывать как возможность быстрого завершения вооруженной фазы конфликта на Украине, так и возможность продолжения боевых действий в среднесрочной перспективе.

Что же касается экономического кризиса, то быстрый выход из него в любом случае представляется гораздо менее вероятным, чем урегулирование вооруженного конфликта на Украине. Это связано как с медленным восстановлением цен на нефть, так и с низкой вероятностью быстрой отмены наиболее значимых финансово-экономических санкций против России, даже если прекращение огня в восточной Украине окажется долговечным.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«АННОТАЦИЯ ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) Наименование: Актуальные проблемы мировой экономики и международных экономических отношений Направление подготовки: 38.04.02 "Менеджмент" Уровень образовательной программы: магистратура Цели и задачи дисциплины (модуля) Целью освоени...»

«Ночной кошмарПРОЛОГ Гэвин "Шелли" Шелберн быстро шагал по обсаженным деревьями улицам центральной части Клэйтон-Фоллз, Колорадо с достаточно целенаправленным видом, чтобы никто не смог обвинить его в праздном шатании. Время от времени он присажи...»

«Дополнительное соглашение к ДОГОВОРУ на оказание платных образовательных услуг в сфере профессионального образования (Ординатура) “”201 г. г. Калининград №_ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Балтийский федеральный университет имени Иммануила Ка...»

«Приложение к Распоряжению Правительства № 56-р от 26 апреля 2016 г.ПЛАН ДЕЙСТВИЙ по решению некоторых проблем, выявленных в области образования, на 2016 год Проблема Решение Ответственные органы и учреждения, партнеры по развитию Срок выполнения 1 2 3 41. Питание учащихся/детей Несоответствие финансовых норм, выделенных для организа...»

«Часть 1 "М И К Р О Э К О Н О М И К А"1. Изобразить графически в системе координат Р-Q различные модели эластичности рыночного спроса (D) по цене Ер. Укажите, какое количественное значение при этом и...»

«Семинар №17Тема: Экономические реформы и социальная политика 20–30х гг. Становление сталинской политической системы.Основные вопросы: Причины, основные положения, противоречия и итоги НЭПа. Образование СССР и внутрипартийная борьба 20-х гг. Индустриализация и коллективизация в СССР. Становление и сущность сталинской тоталитарной по...»

«Международная "Лига развития науки и образования" (Россия) Международная ассоциация развития науки, образования и культуры России (Италия) НОУ ВПО "Институт управления"(г. Архангельск)ЯРОСЛАВСКИЙ ФИЛИАЛ Учебно-методические материалы дисциплины "Программная инженерия" для студентов направления 230700.62 Прикладная информатика, п...»

«Приложение к Единому программному документу на 2017-2020 год Список приоритетных проектов регионального развития для финансирования из средств Национального фонда регионального развития 2017-2020   Переходящие проек...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Саратовский государственный социально-экономический университет Кафедра "Информационных систем в экономике" Курсовая работа По дисциплине: "Вычислительные системы и телекомму...»

«10-11 классТестовые задания:1. Последовательность регионов мира по количеству монархий, начиная с наибольшегоА) Зарубежная АзияБ) Зарубежная ЕвропаВ) АфрикаГ) ОкеанияД) Латинская Америка2. Две страны мира с флагами открытой регистрации для морских судов Грец...»

«О внесении изменений в государственную программу Ульяновской области "Формирование благоприятного инвестиционного климата в Ульяновской области" на 2014-2018 годыПравительство Ульяновской области п о с т а н о в л я е т: 1. У...»

«Лос-Анджелес 1984 XXIII Летние Олимпийские игры проводились в Лос-Анджелесе (штат Калифорния, США) с 28 июля по 12 августа 1984 года. Выбор города После сообщений о крупных финансовых потерях организаторов Летних Олимпийских игр 1976 года в Монреале(выплату долга в $5 млрд. Канада закончила только в 2006 году...»

«ИССЛЕДОВАНИЕ МОТИВАЦИИ ПОВЕДЕНИЯ КИТАЙСКИХ ПАРТНЕРОВ ПРИ РАЗМЕЩЕНИИ ПРЯМЫХ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В РЕГИОНАХ РОССИИ В условиях острого дефицита собственных источников финансирования экономического роста развивающиеся страны, как правило, привлекают последние из...»

«Документ предоставлен КонсультантПлюсПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИПОСТАНОВЛЕНИЕ от 20 февраля 2006 г. N 95О ПОРЯДКЕ И УСЛОВИЯХ ПРИЗНАНИЯ ЛИЦА ИНВАЛИДОМ Список изменяющих документов (в ред. Постановлений Правительства РФ от 07.04.2008 N 247,от 30.12.2009 N 1121, от 06.02.2012 N 89, о...»

«ПЕРЕЧЕНЬ ВОПРОСОВ, выносимых на государственный междисциплинарный экзамен для студентов 4 курса факультета социально-культурного сервиса и туризма по направлению 43.03.01 "Сервис" на 2016-2017 учебный год Дисциплина "Сервисна...»

«АСПИРАНТУРА СИМОиРНАПРАВЛЕНИЯ ПОДГОТОВКИ В Сибирском институте международных отношений и регионоведения открыта и аккредитована аспирантура по направлению 41.06.01 — Политические науки и регионоведение,...»

«Уважаемые участники и гости Форума! Разрешите открыть наш международный форум "Наука и инновации – основа экономического развития". Сердечно приветствую гостей и всех участников в нашем уже по-зимнему снежном Алматы!...»

«С. Турко Основные публикации 1 Турко С.В. Покупайте отечественное и вы погубите российского производителя! // Новые рынки. — 2001, № 1. Автор 2 Турко С.В. Сколько нужно дать потребителю. // Новые рынки. —...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИРОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВО "СГУ им. Н.Г. Чернышевского" Экономический факультет Кафедра менеджмента и маркетингаПРОГРАММА МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭКЗАМЕНАНАПРАВЛЕНИЕ П...»

«О внесении изменений в государственную программу Ульяновской области "Формирование благоприятного инвестиционного климата в Ульяновской области" на 2014-2018 годыПравительство Ульяновской области п о с т а н о в л я е т: 1. Утвердить прилагаемые изменения в государственную программу Ульяновской области "Формиров...»

«"О порядке и условиях признания лица инвалидом" Постановление правительства РФ от 20 февраля 2006 г. N 95 (в ред. Постановления Правительства РФ от 07.04.2008 N 247)В соответствии с Федеральным законом О социальной защите инвалидо...»

«-1143005334000 Москва, ул. Кузнецкий мост, д. 21, стр. 5, офис 5000Тел./факс: (495) 744-0831, 626-0752 Web: HYPERLINK http://www.znak-auction.ru www.znak-auction.ru Пресс-релиз 18 ноября фирма "ЗнакЪ" прове...»

«СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДЕН УправляющийОтделением по Ярославской области Главного управления Центрального банка Российской Федерации по Центральному федеральному округу В.Б. Алексеев _ ""_ 2017 г. пост...»

«УТВЕРЖДАЮ Заместитель генерального директора по экономике и финансам АО "Авиакомпания "Россия" _ А.Ю. Ческидов ""_2016г.УТВЕРЖДАЮ Заместитель Генерального директора "_" 2009 Документация...»








 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.