WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

«МЕСТНОЕ ОБЕЗБОЛИВАНИЕ В ПЕРИОД ПРИМЕНЕНИЯ НОВОКАИНА Поиск первого местного анестетика химической структуры – классического прокаина – начался с ...»

МЕСТНОЕ ОБЕЗБОЛИВАНИЕ

В ПЕРИОД ПРИМЕНЕНИЯ НОВОКАИНА

Поиск первого местного анестетика химической структуры – "классического" прокаина – начался с кокаина. Наиболее успешная синтетическая субстанция, заменяющая кокаин, впервые была открыта в 1904 г. Эрнестом Фурно (Ernest Fourneau, 1872–1949) и называлась стоваин (stovaine).

Рис. 108. Альфред Айнхорн (1856–1917), немецкий химик. Синтезировал прокаин (новокаин). Основные работы посвящены исследованию связи между строением и физиологическим действием органических веществ, вызывающих анестезию, а также химии алкалоидов (кокаин, экгонин, тропидин и др.)

С 1892 г. немецкий химик Альфред Айнхорн (Alfred Einhorn – рис. 108) упорно вёл поиск нового местного анестетика. 28 февраля 1900 г. профессор Айнхорн представил первую часть научной работы для публикации в "Анналах химии Либиха" (Einhorn A., 1900). Эта статья под названием "О новом лекарстве" была большим шагом к открытию прокаина. Цель исследования, которое стало в дальнейшем направлением в науке о местных анестетиках, Айнхорн выразил в следующих предложениях: "С этой статьи я начинаю публикацию результатов ряда исследований, которые мы предприняли вместе с более молодыми химиками в течение последних нескольких лет и собираемся продолжать. Их прямая цель не только в том, чтобы к нашим фармакопеям добавить новые соединения, пригодные для терапевтического использования и освобожденные от давно известных фармакологам нежелательных побочных эффектов, преобразовывая эти препараты в более подходящие производные. Кроме того, я хочу найти правильные связи между строением их органических составов и их физиологическим эффектом".



Много лет Айнхорн и его команда неустанно работали. На пути к открытию прокаина они нашли анестезирующие средства типа ортоформ, нео-ортоформ и нирванин, которые были полезны как поверхностные местные анестетики, но не отвечали всем четырём основным требованиям. Трудно оценить, по какому пути пошло бы развитие местной анестезии, если бы синтезированный А. Айнгорном и Оппенхаймером (Oppenheimer) в Хёхст в 1900 г. нирванин (nirvanin) – местный анестетик амидного типа – был бы безболезненным при инъекции. Нирванин же вызывал сильную боль во время введения, поэтому был невостребован.

Было обнаружено, что некоторые сложные эфиры аминобензойной кислоты, соли которых водорастворимы, не могли заменить кокаин из-за выраженной токсичности. Поэтому Айнхорн предложил другой подход, состоящий из введения основных групп в формулу. Это был решающий шаг, который обеспечил хирургию и стоматологию долгожданным местным анестетиком, был "одним из наиболее важных орудий в их борьбе против операционной боли". (Hadda S.E., 1962).

Трудно указать точную дату открытия Айнхорном новокаина. Вероятно, ему удалось синтезировать прокаин в 1904 г., не публикуя при этом никакого сообщения. 27 ноября 1904 г. завод химических красителей "Хёхст" на Майне выдал Айнхорну патент (DRP № 179627) на способ изображения р-Аminoben-zoaesaeurealkami-nesthern " (рис. 109). Один из этих химических составов (гидрохлорид пара-амино-бензоил-диэтиламиноэтанола) получил название прокаин.

INCLUDEPICTURE "http://www.critical.ru/actual/stolyarenko/novo_images/img_01.jpg" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://www.critical.ru/actual/stolyarenko/novo_images/img_01.jpg" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://www.critical.ru/actual/stolyarenko/novo_images/img_01.jpg" \* MERGEFORMATINET





Рис. 109. Патент Айнхорна на прокаин (Goerig M., 1995)

Ниже приводим перевод первой страницы этого патента.

Заводы красителей в Хёхсте на Майне, руководимые Майстером, Луциусом и Брюнингом.

Способы получения эфиров алкамина пара-аминобензойной кислоты. Патент Немецкого государства от 27 ноября 1904 г. Выдан 11 декабря 1906 г.

Известно, что сложные эфиры ароматических кислот обладают более или менее сильными обезболивающими свойствами, однако только отдельные из них применимы в практике, так как многие обладают нежелательным побочным действием, например, раздражающим, прижигающим и т.д. Этот опыт проводился также с этиловым эфиром бензокислого пиперидина C6H3-COO-CH2-CH2-NC2-H10 и несколькими другими сложными эфирами. Они вызывали только кратковременную анестезию и сильное раздражающее действие, из-за чего их практически не применяли.

Напротив, нашли, что получаются новые соединения эфиров алкамина пара-аминобензойной кислоты путём восстановления пара-нитробензоилхлорида на алкамины, или при превращении пара-нитробензокислого эфира из хлоргидрина, к примеру, пиперидин и диэтиламин, которые обладают ценными свойствами. Они образуют с эквивалентом кислоты хорошо растворимую в воде соль и вызывают длительную анестезию без сопровождающих симптомов раздражения.

Примеры.

Равные количества этиленхлоргидрина и пара-нитробензоил-хлорида медленно на масляной бане разогревают до 120-125°С до окончания образования хлористоводородной (соляной) кислоты, затем этот масляный продукт реакции взаимодействует с водой, изменяется и твердеет. Для очищения его кристаллизуют из разбавленного спирта, причём пара-нитробензоилхлорэтанол C5H3(NO2)CO2CH2-CH2Cl получают именно при температуре плавления 56°С.

5 г нитробензоилхлорэтанола и 4,3 г пиперидина превращаются приблизительно в течение 10 часов в расплавленное состояние при нагревании до 100-120°С. Сырой продукт состоит из кристаллической массы, причём кристаллы пропитаны маслом. При реакции с водой кристаллы солянокислого пиперидина переходят в раствор, и масло отделяется. Эфирный раствор с разбавленной хлористоводородной кислотой снова обрабатывается карбонатом калия. Так полученный пара-нитробензоилпиперидоэтанол C8H4(NO2CO2CH2CH2NC3H18 вторично превращается в эфир и становится при испарении раствора в виде масла, как бы застывая, плавится около 61-62°С.

К изображению этой связи можно приступать также таким образом, что указанные количества компонентов в течение 10-12 часов варятся в растворе ксилола с обратным холодильником, при этом отделяется солянокислый пиперидин, в то время как пара-нитробензоилпиперидоэтанол остаётся в растворе ксилола. Для выделения этого соединения деэтерифицируют соль пиперидина, плотно связанную в растворе ксилола, путём очистки выше описанным способом.

Восстанавливают пара-нитробензоилпиперидоэтанол, например, цинком в присутствии хлористоводородной кислоты так…»

Второй патент (DRP № 180291) Айнхорн получил в соавторстве с Эмилем Ульфельдером (Столяренко П.Ю., 2003).

INCLUDEPICTURE "http://www.critical.ru/actual/stolyarenko/novo_images/img_02.jpg" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://www.critical.ru/actual/stolyarenko/novo_images/img_02.jpg" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://www.critical.ru/actual/stolyarenko/novo_images/img_02.jpg" \* MERGEFORMATINET

Рис. 110. Первый рекламный проспект о новокаине. (Из коллекции М. Goerig, предоставлена H. Wilms.)

Таким образом, после 20 лет безуспешных исследований учёных мира по созданию эффективного, не обладающего раздражающим действием заменителя кокаина, и 13 лет своей работы по синтезу различных химических соединений, Альфред Айнхорн и его коллеги (Эмиль Ульфельдер и др.) нашли решение проблемы и создали прокаина гидрохлорид (с января 1906 г. он стал выпускаться фирмой "Хёхст" на мировой фармацевтический рынок под торговым наименованием "новокаин": с латинского – новый кокаин; несмотря на такое название новокаин не имеет никакой связи с кокаином – рис. 110). Айнхорн писал: "Эрнст Фурно обнаружил в 1904 г. успешную замену кокаину, называемую стоваин. Но я улучшил это и получил в 1905 г. новый заменитель кокаина. Я хотел дать моему открытию торговое название "новокаин", то есть новый кокаин."

С января 1906 г. новокаин стал производиться фармацевтической фирмой "Хёхст" (Германия).

INCLUDEPICTURE "F:\\Новая папка\\Braun портрет.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "F:\\Новая папка\\Braun портрет.gif" \* MERGEFORMATINET

Рис. 111. Генрих Браун (1862–1934). Выдающийся немецкий хирург. Первым в клинических условиях применил сочетание адреналина с местным анестетиком, разработал технику проводниковой анестезии в хирургии и стоматологии, ввёл в клиническую практику новокаин

Рис 112. Металлический шприц Брауна. (Ил. по С.С. Гирголав, 1936.)

Большое значение имело предложение хирурга из Лейпцига Генриха добавлять его в раствор Брауна (Heinrich Braun – рис. 111, 112) использовать адреналин при местной анестезии кокаина. Браун случайно прочитал в 1901 г. в американском журнале сообщения Дж. Такамине и Т.Б. Олдрича об успешном извлечении этого гормона из надпочечников животных. Благодаря описанию его свойств Браун сразу понял значение этого вещества для инфильтрационной анестезии. Вместе с Э. Майером (E. Mayer) в 1901 г. он предложил сочетать адреналин с местным анестетиком, сравнивая его с "химическим турникетом" (жгутом), уменьшающим скорость всасывания кокаина и пролонгирующим анестезию. В 1902 г. Генрих Браун ввёл в клиническую практику при местном проводниковом обезболивании добавление адреналина к растворам кокаина. Он показал, что это средство наделяет анестезирующие растворы исключительными и ценными свойствами. Во-первых, адреналин значительно усиливает анестезирующее действие кокаина. Во-вторых, он увеличивает продолжительность обезболивания. В-третьих, при его добавлении значительно понижается опасность общей интоксикации кокаином, поскольку замедленное всасывание раствора страхует от слишком большого поступления алкалоида в кровь. Наконец, сосудосуживающее действие адреналина создает анемию в области операционного поля, что уменьшает кровотечение при операции и улучшает условия осмотра операционного поля. Все эти свойства адреналина оказались настолько ценными, что и по настоящее время непременным требованием для всякого нового местного анестетика ставится условие возможности его сочетания в растворе с адреналином.

Первое в России сообщение о применении кокаина с адреналином в общей хирургии принадлежит Н.Н. Соханскому (1903), а в зубоврачебной хирургии П.И. Таубкину (1903).

Для местной анестезии в хирургии стали использовать таблетки кокаина с адреналином в большинстве случаев английского производства. Между тем профессор Генрих Браун в 1904 г. стал сотрудничать с "Заводами красителей Хёхст".

Как раз в это время химикам "Хёхст" докторам Фридриху Штольцу (Friedrich Stolz, рис. 113) и Францу Флэхеру (Franz Flaecher – рис. 114) после нескольких лет работы в научно-исследовательских лабораториях этого предприятия удалось завершить синтез адреналина, получаемого до того времени из надпочечников животных. Это был первый синтетически созданный гормон вообще (Stolz F., 1904). Дериват бренцкатехина со структурной формулой

C9H13NO3, O-Dioxyphenyl-Aethanol-Methylamin.

Рис. 113. Фридрих Штольц (1860-1936) Рис. 114. Франц Флэхер (1876-1938)

После того как Г. Браун показал огромное значение добавления препаратов надпочечника в растворы, применяемые для местной инъекционной анестезии, A. Doenitz (1903) провёл опыты на животных, испытывая их действие при введении в подпаутинное пространство. Экспериментальные данные свидетельствовали о том, что добавление адреналина к раствору кокаина уменьшает токсичность последнего в три раза; если же адреналин ввести предварительно, то токсичность кокаина становится в пять раз меньше. Клинические испытания в клинике Августа Бира в 1904 г. у 109 пациентов дали такие хорошие результаты, что Бир сразу изменил своё весьма осторожное мнение о спинальной анестезии.

В 1905 г. хирург Генрих Браун, по результатам использования новокаина с 1904 г., опубликовав в Немецком Медицинском Еженедельнике статью "О некоторых новых местных анестетиках (стоваин, алипин, новокаин)", ввёл новокаин в медицину. После 20-летнего применения кокаина открытие новокаина стало первым существенным успехом, обеспечившим широкое использование местной анестезии при многих медицинских, хирургических и стоматологических вмешательствах.

Увеличение продолжительности анестезии с добавлением к анестетику адреналина подтвердил и Август Гильдебрандт из клиники Бира (Hildebrandt А., 1905). А. Бир в 1909 г. на основании своих клинических наблюдений сохранил свою преданность адреналину, считая его "противоядием тропакокаина" (Юдин С.С., 1960).

После открытия А. Айнгорном новокаина и предложения Г. Брауна применять его в хирургической практике (1905), добавляя к анестетику небольшие дозы адреналина, началась новая эра в развитии местного обезболивания.

Новокаин был во много раз менее токсичен, не вызывал лекарственной зависимости. Хирурги с полным успехом, без всяких побочных действий стали применять до 300-400 мл 1-2% раствора новокаина с добавлением 5 капель адреналина (Sol. Adrenalini 1:1000) на 100 мл анестезирующего раствора. С введением в клиническую практику новокаина стали быстро развиваться различные способы местного обезболивания: инфильтрационная, проводниковая, спинномозговая и другие анестезии. В странах Европы новокаин быстро стал вытеснять кокаин. В США популяризировал его Гвидо Фишер (Guido Fischer), но замена кокаина на новокаин серьёзно началась лишь в 1927 г. благодаря фирме Сооk White, которая добровольно обучала зубных врачей проводниковым анестезиям.

В России новокаин быстро получил широкое распространение и уже в 1907–1908 гг. в значительной степени вытеснил кокаин и другие анестезирующие препараты. В 1907 г. новокаин был глубоко изучен А.Е. Поповым. Но дальнейшее распространение местного обезболивания встречало решительное противодействие части хирургов – приверженцев наркоза и метода спинномозговой анестезии. Основным возражением против местного обезболивания по-прежнему оставался упрёк в психической травме больного. Особенно остро эта борьба развернулась на VII съезде российских хирургов (1907 г.), где программный доклад был о спинномозговой анестезии.

Крупным событием в развитии местного обезболивания в России за весь период применения новокаина нужно считать доклад И.К. Спижарного о местной анестезии на VIII съезде российских хирургов в Москве (19-22 декабря 1908 г.). Он сообщил о весьма благоприятных результатах операций под местным обезболиванием 0,5% раствором новокаина у 383 больных. В прениях А.В. Воскресенский (Одесса) рассказал о 800 операциях под местным обезболиванием стоваином, Л.А. Дивавин (Москва), основываясь на опыте 200 операций под новокаин-адреналиновой анестезией, рекомендовал её. О широком применении местного обезболивания в своей практике сообщили Р.Р. Вреден, В.М. Минх, К.П. Сапожков и Н.М. Волкович.

INCLUDEPICTURE "http://www.mma.ru/show.php?size=large&id=5850" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://www.mma.ru/show.php?size=large&id=5850" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://www.mma.ru/show.php?size=large&id=5850" \* MERGEFORMATINET

Рис. 115. Иван Константинович Спижарный (1857–1924). Один из основоположников местного обезболивания в хирургии брюшной полости. Выдающийся отечественный хирург. В 1884 г. окончил медицинский факультет Московского университета и был оставлен сначала ординатором, а затем ассистентом при факультетской хирургической клинике. В 1890 г. защитил докторскую диссертацию "К учению о хирургии головного мозга и о процессе заживления ран этого органа". С 1891 г. – приват-доцент, с 1893 г. – экстра-ординарный, а с 1899 по 1906 гг. – ординарный профессор кафедры хирургической патологии. В 1906 г. возглавил факультетскую хирургическую клинику Московского университета. Им написано более 60 научный работ, в том числе, монографии о повреждениях и хирургических заболеваниях почек, о заболевании суставов при сирингомиелии, о злокачественных лимфомах, хирургии нервных стволов. Автор работ: "Повреждения и хирургические заболевания почек" (1905 г.), "Лечение хирургического туберкулеза" (1923 г.)

Впервые на съезде хирургов ставился программный вопрос о местном обезболивании, что, естественно, должно было привлечь внимание врачей к этой проблеме. Доклад И.К. Спижарного отразил успехи местного обезболивания, достигнутые не только в его клинике, но и в других лечебных учреждениях России. Касаясь работы самого И.К. Спижарного (рис. 115), следует указать, что он был последовательным приверженцем идеи местного обезболивания и являлся одним из основоположников его в хирургии брюшной полости. Продолжая учение Р.Р. Вредена о местной анестезии при полостных операциях, он развил его и превзошёл опыт самых известных немецких хирургов, применявших подобную методику. В начале 1909 г. И.К. Спижарный опубликовал свою работу "О местном обезболивании". Она явилась дополнением к докладу на VIII съезде российских хирургов. Так же, как и Р.Р. Вреден, он считал очень важным предварительное введение перед операцией морфина и отвергал необходимость добавления адреналина к растворам новокаина. И.К. Спижарный далеко опережал Г. Брауна в отношении количества и объёма операций, производимых под местным обезболиванием. По статистике, опубликованной Ф. Гессе, наибольший процент проведения операций под местным обезболиванием в самых передовых в этом отношении немецких клиниках в 1908 г. не превышал 27. Согласно же материалам И.К. Спижарного, сообщённым на VIII съезде российских хирургов, под местным обезболиванием выполнено около 50% операций. Цифры свидетельствуют, что даже в производстве больших операций И.К. Спижарный почти в 2 раза больше применял местное обезболивание, чем немецкие хирурги.

В 1912 г. вышло краткое руководство А.Ф. Бердяева под заглавием "Местная анестезия", которое имело большое практическое значение для хирургов, так как содержало ценные указания по применению этого метода. В эпиграфе к своей книге он пишет: "Где достижимо местное обезболивание, там недопустимо обезболивание общее". Но работа не лишена была и серьёзных недостатков. Автор игнорировал достижения русских учёных, работавших по местному обезболиванию, и показал это учение как полностью заимствованное за границей. Трудно себе представить, чтобы А.Ф. Бердяев, будучи современником Р.Р. Вредена и И.К. Спижарного, не был знаком с их работами. Но такова уж была эпоха – "истинная наука" находилась за пределами России. Неудивительно поэтому, что краткое руководство А.Ф. Бердяева представляло собой в значительной степени сжатый конспект книги немецкого хирурга Г. Брауна "Местная анестезия, её научное обоснование и практическое применение", вышедшей на русском языке в 1909 г. Все иллюстрации позаимствованы из той же книги. В предисловии А.Ф. Бердяев делает необоснованный вывод о быстром вытеснении общего обезболивания местным. Он пишет: "Кто знает, может быть, общее обезболивание станет в недалеком будущем только ненужным пережитком "доброго старого времени".

Наряду с местной инфильтрационной анестезией совершенствовались способы проводникового обезболивания. В 1915 году В.Ф. Войно-Ясенецкий издал в Петрограде книгу «Регионарная анестезия» с собственными иллюстрациями. В 1916 году защитил её как диссертацию и получил степень доктора медицины. Эта работа сыграла большую роль в разработке и пропаганде регионарной анестезии. В ней автор обобщил многолетний опыт по применению этого вида местного обезболивания (рис. 116). Он с увлечением писал в своей книге: "Я не ошибусь, если назову регионарную анестезию наиболее совершенным методом местной анестезии". В своей работе он отразил не только возможности регионарного обезболивания и его перспективы для хирургов того времени, но и особо подчеркнул важность этой проблемы для хирургов на периферии. "Вероятно, каждому земскому хирургу, как и мне, – писал В.Ф. Войно-Ясенецкий, – неоднократно приходилось оставлять работу в брюшной полости, чтобы раздвинуть челюсти больному или вытянуть запавший язык. Такой наркоз заменить безопасной регионарной анестезией в высшей степени возможно, ибо он часто несравненно опаснее самой операции". Автор считал уместным сочетание местного обезболивания с инъекциями морфина или, в крайнем случае, лёгким эфирным опьянением, что в значительной степени понижает психическую травму больного во время операции.

INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Documents and Settings\\user\\Application Data\\Microsoft\\AppData\\Книги\\books\\anest_files\\image044.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Documents and Settings\\user\\Application Data\\Microsoft\\AppData\\Книги\\books\\anest_files\\image044.gif" \* MERGEFORMATINET

Рис. 116. Титульный лист монографии В.Ф. Войно-Ясенецкого

Проверяя эффективность различных способов регионарного обезболивания, Войно-Ясенецкий критиковал метод внутриглазничного обезболивания тройничного нерва Брауна, а также его метод обезболивания решётчатых нервов. Подобной критике он подверг способ Гертеля для обезболивания верхнечелюстного нерва. В отличие от Брауна, рекомендовавшего проводить иглу к месту прохождения нерва без анестезии мягких тканей, Войно-Ясенецкий производил последовательную анестезию всех мягких тканей, вплоть до места прохождения нерва (рис. 117).

Во всех работах В.Ф. Войно-Ясенецкого подкупает математическая точность его исследований, наглядность доказательства благодаря хорошим анатомическим иллюстрациям, простота и ясность выражения мысли. Являясь активным сторонником регионарного обезболивания, автор вместе с тем ни в коей мере не скрывал его недостатков. Основным недостатком он считал не всегда наступающую анестезию.

Значение книги В.Ф. Войно-Ясенецкого для русской хирургии велико. Этот фундаментальный труд не только знакомил с существом регионарного обезболивания, но и давал правильную критическую оценку существовавших методов. Для практического хирурга

INCLUDEPICTURE "http://213.171.53.29/foto_1/oal-24f.jpg" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://213.171.53.29/foto_1/oal-24f.jpg" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "http://213.171.53.29/foto_1/oal-24f.jpg" \* MERGEFORMATINET

Рис. 117. Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий (Архиепископ Крымский и Симферопольский Лука, 1877–1961). В мирской жизни – профессор, доктор медицинских наук. Разносторонний хирург. Подробно разработал вопросы регионарной анестезии. За книгу "Регионарная анестезия" (1915) Варшавский университет присудил ему премию им. Хайнацкого, признав, таким образом, его основателем нового направления в науке. В 1916 г. получил степень доктора медицины. Автор монографии "Очерки гнойной хирургии", которая вышла в 1937 году и переиздавалась черыте раза. В его судьбе отразились все бури прошедшего столетия – революция, гражданская война, мировые войны, тоталитарный режим, Гулаг. В 1995 г. был причислен к лику святых. Святой архиепископ Лука – заступник униженных и обездоленных, помощник всех хирургов в их праведном деле

книга являлась руководством к действию и давала подробный разбор регионарных методов обезболивания, в том числе и в челюстно-лицевой области, со всеми их положительными и отрицательными сторонами.

Начавшаяся первая мировая война (1914–1918) значительно сократила возможности местного обезболивания по многим причинам. Основная масса хирургов мирного времени ушла на фронт или была призвана лечить раненых в тыловых госпиталях. На фронтовых хирургических пунктах местное обезболивание почти не применялось, да и в тыловых госпиталях оно было не в ходу. Это было связано не только с условиями хирургической деятельности и изменившимся профилем хирургических больных в военное время, когда приходилось иметь дело, как правило, с инфицированными ранами, но и с тем, что новокаин и другие местные анестетики стали сразу же дефицитными. До войны в основном эти препараты в Россию привозились из Германии, а своя химическая промышленность их не производила.

Встал вопрос о замене остродефицитного и дорогого новокаина более доступными анестетиками. Ещё до начала войны, в феврале 1914 г., появились статьи русских хирургов, в которых предлагалось использовать новое химическое вещество в качестве местно-анестезирующего. Этим веществом была солянокислая соль хинина и мочевины. До войны его предлагали как заменитель новокаина вследствие большой длительности обезболивающего действия. Во время войны оно оказалось почти единственным доступным анестезирующим препаратом. Обезболиванию мочекислой солью хинина посвящено много работ военного времени (Гарнак Г.А., 1914; Власов Я.П., 1914; Иванов В.М., 1915; Потеенко В.В., 1916 и др.).

Г.А. Гарнак первый в России опубликовал свою работу об обезболивающем действии этого вещества при хирургических операциях. Одно из преимуществ этого раствора – отсутствие послеоперационных болей. На этом основании автор допускал возможность введения раствора в область операционной раны, произведённой под наркозом, для уменьшения послеоперационных болей. Ещё одно обстоятельство привлекало внимание хирургов. Благодаря бактерицидности хинина можно было рассчитывать, что этот раствор будет благотворно влиять на лечение гнойных ран.

Но уже в 1916 г. мочекислый хинин был осуждён как препарат, обладающий местно-токсическим действием, способным вызвать некроз кожи. На заседании общества русских хирургов в Москве Н.М. Крон сообщил о случае омертвения кожи на месте впрыскивания этого препарата. Испытав его на себе, Н.М. Крон получил на 3-й день после инъекции некроз кожи III пальца на участке 1 см2. В дальнейшем публиковались отдельные работы о применении мочекислого хинина в хирургической практике, но общего признания и распространения этот препарат не получил, и интерес к нему постепенно пропал.

Накопившийся опыт после открытий кокаина, адреналина и новокаина стал анализироваться в первые десятилетия XX века. Среди теоретиков обезболивания в стоматологии следует отметить французского исследователя D. Nogu и немецкого G. Fischer. Nogu обосновал и классифицировал различные виды инфильтрационной анестезии зубов: внутрислизистую, подслизистую параапикальную, поднадкостничную параапикальную, диплоэтическую и дистальную. Главное внимание он уделял кокаину, диплоэтической (спонгиозной) анестезии и недооценивал проводниковые инъекции. Fischer рассматривал дентальное обезболивание в отличие от Nogu с позиций другого местного анестетика – новокаина и поэтому энергично пропагандировал блокаду нижнелуночкового нерва, почти современный её вариант (рис. 118, 119). В начале века он выступал с лекциями в Москве, Петербурге и в городах США. Публикации Г. Фишера по научным основам, методам местной анестезии в полости рта и её осложнениям помещены в материалах I и II Одонтологических съездов (1924, 1926). Его основной труд "Die Lokale Anaesthesie in der Zahnheilkunde" с 1909 по 1955 г. переиздавался 10 раз на разных языках и остаётся классическим руководством для стоматологов всего мира.

В 20-30-х годах отчётливо проявилось различие в подходе к анестезиологическому обеспечению операций отечественных и многих зарубежных хирургов. В то время как у нас местное инфильтрационное обезболивание стало преобладающим методом,

Рис. 118. Guido Fischer, 1877-1959. Директор дентального университета, профессор кафедры. Автор учебника «Местная анестезия в зубоврачевании» (1909). Внедрил применение новокаина в зубоврачебную практику, сконструировал специальный дентальный шприц (1910), предложил способ мандибулярной анестезии (1911), снял первый в истории зубоврачевания учебный фильм о местной анестезии и хирургии полости рта (1914)

Рис. 119. Фишер при демонстрации своего метода – кадр из фильма. (Ил. по W. Hoffmann-Axthelm, 1985.)

хирурги Западной Европы и США при операции среднего и большого объёма отдавали предпочтение общей анестезии, для проведения которой привлекался специально подготовленный медицинский персонал. Эти особенности в подходе к выбору анестезии сохранялись и во время второй мировой войны (Трещинский А.И. и соавт., 1973; Уваров Б.С., 1997).

Рис. 120. Александр Васильевич Вишневский (1874–1948). Первый директор Института хирургии АМН СССР. Основоположник местной анестезии по методу тугого ползучего инфильтрата

Чтобы избежать опасностей и осложнений, связанных с наркозом, А.В. Вишневский (рис. 120) приступил в 1922 г. к разработке нового метода местного обезболивания с «твёрдым намерением», как он писал, «найти способ, во что бы то ни стало избавиться от необходимости пользоваться общим наркозом», дававшим тяжёлые, смертельные осложнения. Критически оценивая существующие в то время методы местного обезболивания, выявляя в своей повседневной хирургической деятельности их недостатки, А.В. Вишневский поставил перед собой грандиозную задачу – разработать на основе инфильтрационной анестезии такой метод местного обезболивания, который позволил бы хирургу безболезненно оперировать на любых тканях и в любых полостях человеческого тела. При обычной принятой в то время методике инфильтрационной анестезии обезболивающий эффект наступал лишь после диффузии введённого раствора анестетика, что требовало от хирурга выжидания перед нанесением разреза. Кроме того, для лучшего обезболивающего эффекта хирурги применяли обычно концентрированные растворы, нередко токсичные. Однако и выжидание, и использование высококонцентрированных растворов анестетика не избавляли от болевых ощущений из-за травмирования перфорирующих ветвей глубже лежащих нервных стволов.

Все эти недостатки местной инфильтрационной анестезии препятствовали её применению в большой хирургии. Для преодоления перечисленных недостатков А.В. Вишневский разработал метод инфильтрационной анестезии, обеспечивающий прямой контакт анестезирующего вещества с нервом, – метод тугой инфильтрации тканей.

Таким образом, А.В. Вишневский создал свой метод местного обезболивания, основанный на оригинальном принципе продвижения нагнетаемого под давлением анестезирующего раствора по анатомическим футлярам и фасциальным щелям человеческого организма, открытом ещё Н.И. Пироговым. Этот метод был назван А.В. Вишневским по предложению его сына А.А. Вишневского методом ползучего инфильтрата (Кузин М.И., Харнас С.Ш., 1993). Для преодоления опасности интоксикации при введении больших доз анестезирующего раствора он предложил введение слабого 0,25% раствора новокаина, не вызывающего токсических явлений. Пять изданий книги А.В. Вишневского по местному обезболиванию (1932, 1938, 1942, 1951, 1956) стали библиографической редкостью (рис. 121).

Основные достоинства метода А.В. Вишневского: во-первых, быстрое начало действия на нервные окончания и стволы, что позволяет проводить рассечение тканей немедленно, без выжидания; во-вторых, послойная анестезия проводится на глаз «из малейшего участка обнажённой поверхности его», и, наконец, тугой ползучий инфильтрат, выполняя функцию гидравлической препаровки, значительно облегчает разъединение тканей и органов (Жоров И.

С., 1951), имеющийся при инфильтрации элемент проводниковой анестезии используется как самостоятельный метод в виде широко известных новокаиновых блокад (Уваров Б.С., 1997). Но необоснованное расширение показаний многими хирургами, недостаточно бережное отношение к психике больного и нередко пренебрежение его страданиями при плохо проведённом местном обезболивании вызвали законные протесты со стороны немногих старых и опытных хирургов, сторонников наркоза.

INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Documents and Settings\\user\\Application Data\\Microsoft\\AppData\\Книги\\books\\anest_files\\image047.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Documents and Settings\\user\\Application Data\\Microsoft\\AppData\\Книги\\books\\anest_files\\image047.gif" \* MERGEFORMATINET

Рис. 121. Титульный лист первого издания монографии A.B. Вишневского. Казань, 1932

INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Documents and Settings\\user\\Application Data\\Microsoft\\AppData\\Книги\\books\\anest_files\\image048.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Documents and Settings\\user\\Application Data\\Microsoft\\AppData\\Книги\\books\\anest_files\\image048.gif" \* MERGEFORMATINET

Рис. 122. Яков Осипович Гальперн (1876–1941),

известный хирург из клиники С.И. Спасокукоцкого

Первый голос, прозвучавший в защиту адекватного обезболивания при операциях, принадлежал Я.О. Гальперну (1933), который в статье, напечатанной в журнале "Врачебное дело", выступил с критикой недостатков местного обезболивания (рис. 122). Его статья так и называлась – "В защиту обезболивания". Именно обезболивания, а не наркоза. Указывая на бесспорные заслуги местной анестезии, автор считал, что часто в клиниках этот метод проводится недостаточно, и полного обезболивания при нём нет. "В отчётах хирургических учреждений, – пишет Я.О. Гальперн, – где местная анестезия является методом выбора, никогда не указывается, сколько операций прошло совершенно безболезненно и сколько доведено до благополучного конца путём уговоров, ласковых "потерпите" или менее ласковых, с применением энергичных, но не парламентских выражений. В любой клинике можно убедиться, что стонущий во время операции больной – обычное явление". Далее Я.О. Гальперн резко критикует местную анестезию, проводимую за границей: "За границей приходилось наблюдать, как специально приставленный ассистент не только словесно, но и соответственными телодвижениями работает над больным, дабы обеспечить полное спокойствие оперирующему под местной анестезией шефу клиники".

Стремление автора не опорочить местное обезболивание как метод, но только ограничить его применение, звучит в следующей фразе: "... Было бы неправильно видеть в этих замечаниях попытку дискредитировать местную анестезию. В моей клинике не менее 50% операций проводятся под местной анестезией. Моя цель значительно скромнее – поднять голос в защиту полной безболезненности операций и, следовательно, необходимости ввести местную анестезию в известные границы, ввиду тенденции сделать её универсальным методом". Я.О. Гальперн высказывает сомнение в возможности производства под местной анестезией 98% всех операций, которые проводит А.В. Вишневский в своей клинике. Гальперн считает, что следует различать операции под местной анестезией и местной гипестезией. Он резко критикует стремление заменить новокаин различными растворами, что совершенно не удовлетворяет элементарным требованиям обезболивания, и считает, что хирурги в своей нетребовательности к достаточному обезболиванию скатываются к прошлому столетию, к эпохе Вельпо, когда операция без боли считалась химерой. Одновременно с этим Гальперн критикует врачей, приносящих страдания больным и во время перевязок.

В заключение автор как бы примиряет противоположные взгляды на обезболивание. "В настоящее время имеет право на существование, – пишет он, – и местная анестезия, и общий наркоз по выбору или в комбинации, но при неуклонном стремлении к полной безболезненности. От твёрдо поставленной цели – операция без боли – отступления не должно быть".

Подобная критика недостатков местного обезболивания была справедлива в полной мере и, конечно, нацеливала врачей на более вдумчивый и серьёзный подход к этому благодатному методу. Правильно осуждался "дух изобретательства" в области средств местного обезболивания, а также излишняя "твёрдость" хирургов при страданиях больных из-за неадекватного обезболивания. Но вместе с тем, как отмечает А.А. Зыков, эта критика скорее показывала завоевание идей местного обезболивания, чем его слабости, так как все эти недостатки были рождены поистине громадными масштабами местной анестезии в практической жизни хирургов. Действительно, некоторые из хирургов, неправильно восприняв методику, вульгаризировали местное обезболивание, но зато большая часть хирургов, правильно применявших местную анестезию, получила широкие возможности для своей оперативной деятельности. Да и сам факт исканий новых средств был отражением временных трудностей. После ликвидации нехватки новокаина все искания заменителей тотчас же отпали сами собой.

INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Documents and Settings\\user\\Application Data\\Microsoft\\AppData\\Книги\\books\\anest_files\\image049.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Documents and Settings\\user\\Application Data\\Microsoft\\AppData\\Книги\\books\\anest_files\\image049.gif" \* MERGEFORMATINET

Рис. 123. Сергей Петрович Федоров (1869–1936). Выдающийся русский хирург. Работал в хирургических клиниках Московского университета и Петербургской ВМА. Под его руководством впервые был применён в клинике внутривенный гедоналовый наркоз и произведено первое в СССР переливание крови с учётом изоагглютинационных свойств крови донора и больного

В 1934 г. против местного обезболивания выступил С.П. Федоров (рис. 123). Его статья стала предметом широкого обсуждения в хирургических кругах. Сам заголовок – "Несколько мыслей о наркозе и местной анестезии" – отражал и содержание этой статьи. Действительно, это не была сравнительная статистика или доводы, подкреплённые каким-нибудь цифровым материалом. Статья отражала взгляд одного из крупнейших клиницистов нашей страны на обезболивание при операциях, а так как С.П. Федоров был сторонником наркоза, то, естественно, весь удар критики обрушивался на местную анестезию. "Каждый больной, которому приходится подвергаться операции, имеет право требовать от современного хирурга, чтобы он дал возможность, во-первых, не знать ни дня, ни часа производства операции, во-вторых, не видеть ни операции, ни приготовления к ней, в-третьих, обеспечения полного отсутствия боли при операции и вообще ощущений с ней связанных, а после операции полного забвения о ней".

И всё же подтверждением всеобщего признания местной анестезии у хирургов нашей страны в то время является статья А.В. Вишневского в газете "Известия", 1936 г., № 40 (рис. 124), в которой автор в популярной форме знакомит широкие круги читателей с основами своего учения.

INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Documents and Settings\\user\\Application Data\\Microsoft\\AppData\\Книги\\books\\anest_files\\image050.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Documents and Settings\\user\\Application Data\\Microsoft\\AppData\\Книги\\books\\anest_files\\image050.gif" \* MERGEFORMATINET

Рис. 124. Статья А.В. Вишневского, «Известия», 1936, № 40

В стоматологии впервые в Советском Союзе всесторонне и углубленно разрабатывал рациональные методы местного обезболивания С.Н. Вайсблат (рис. 125). Этому вопросу он посвятил 30 капитальных работ, которые отличались новизной и оригинальностью. Из них наиболее известна монография "Проводниковая анестезия в хирургии зубов и полости рта" (1925), которая выдержала 7 изданий. Эта книга остаётся настольным руководством и для настоящего поколения стоматологов, и челюстно-лицевых хирургов. Предложенные им методы местной проводниковой анестезии в челюстно-лицевой хирургии и пограничных областях широко известны не только в нашей стране, но и за рубежом.

В 1926 г. С.Н. Вайсблат выявил "важнейшее достоинство проводниковой анестезии, заключающееся в том, что сопутствующее ей "проводниковое обескровливание" уменьшает кровотечение из экстракционной и операционной раны, обеспечивая более благоприятное оперирование и скорейшее заживление. Уменьшение кровотечения даёт возможность лучше осмотреть операционное поле и лучше ориентироваться в ране". И далее: "...рана после удаления зуба, проведённого под проводниковой анестезией, заживает лучше, чем рана после удаления зуба без анестезии"' (Вайсблат С.Н., 1962).

Рис. 125. Соломон Наумович Вайсблат (1887–1965). Заслуженный деятель науки УССР, доктор медицинских наук, профессор, заведовал кафедрой хирургической стоматологии Киевского медицинского стоматологического института. Усовершенствовал технику проводниковой анестезии

ПЕРИОД ЛидОКАИНА и АНЕСТЕТИКОВ IV ПОКОЛЕНИЯ

В 1943 г. шведскому учёному Нильсу Лофгрену (рис. 126) удалось ввести новый класс местно-анестезирующих веществ, синтезировав лидокаин. Он заменил в промежуточной цепочке эфирное соединение на амидное. Препарат стал "анестетиком выбора" и заменил новокаин в качестве "золотого стандарта". На рынок препарат поступил в 1948 г. под коммерческим названием "ксилокаин". Основываясь на этом первом, и впоследствии распространённом по всему миру анестетике амидного типа были разработаны многие другие местные анестетики.

Рис. 126. Nils Magnus Lfgren (1913–1967)

История создания лидокаина началась в начале 30-х годов XX века и связана с именем профессора Ганса ван Улера (Hans von Euler) и его институтом аналитической химии Стокгольмского университета. Во время исследования различных сортов ячменя, содержащих меньше обычного количество хлорофилла, он выделил токсический алкалоид, получивший название грамин. Позже к опытному химику Ольгеру Эрдману (Holger Erdtman) обратились с просьбой синтезировать грамин, однако он выбрал для синтеза сходное вещество изограмин. Исследуя полученное соединение, Эрдман обнаружил способность его вызывать онемение языка и губ. Было невозможно изготовить местный анестетик из изограмина из-за его высокой токсичности. Однако Эрдман вновь вернулся к исходному веществу и, когда попробовал его, то ощутил анестезирующий эффект. Это натолкнуло его на идею о возможности обнаружения вещества с анестезирующими свойствами среди сходных химических соединений. Нильс Лофгрен, молодой химик, предложил свою помощь Эрдману. Совместными усилиями они синтезировали и исследовали 16 соединений, 10 из которых были перспективными. С помощью фирмы "Astra" (Швеция) физиолог Ульф ван Улер (сын Ганса) исследовал соединения. Однако ни одно из них не могло конкурировать с доминировавшим в то время на рынке местным анестетиком прокаином. Эксперименты были прекращены, а результаты опубликованы в 1937 году. В начале 1940 г. Н. Лофгрен возобновил свою работу по местным анестетикам в попытке изменить конфигурацию молекул. В 1942 г. ему удалось синтезировать перспективную субстанцию, которую исследовал на себе студент Бенгт Лундквист (Bengt Lundqvist, 1922–1952). Он провёл себе спинальную инъекцию, используя зеркало. Данное вещество было названо LL-30 в честь Люндквиста и Лофгрена, а цифра 30 связана с порядковым номером среди уже синтезированных опытных образцов (рис. 127 а). 22 ноября 1943 г.

Рис. 127 а. LL 30 – образец местного анестетика ксилокаина. (Ил. по K. Lindqvist, S. Sundling, 1993.)

фирма "Astra" получила права на производство и распространение

ксилокаина (лидокаина) во всём мире (рис. 127 б, 128, 128 а).

Рис. 127 б. Нильс Лофгрен (слева) и Бенгт Лундквист в лаборатории аналитической химии рядом с прибором, используемым для синтеза

Рис. 128. Титульный лист докторской диссертации Нильса Лофгрена,

в которой подведён итог исследований ксилокаина

Рис. 128 а. Большая Золотая медаль Шведской Королевской академии естественных наук, которой Лофгрен награждён в 1956 году

На сегодняшний день лидокаин является основным препаратом для поверхностной анестезии (рис. 128 б).

Рис. 128 б. Поверхностная анестезия уздечки верхней

губы аппликацией геля на основе лидокаина

Рис. 128 в. Первая рекламная брошюра о ксилокаине

В 1946 г. N. Lfgren и В. Lundqvist синтезировали препарат LL-31, который впоследствии был назван тримекаином (мезокаином).

В 1953 г. Нильс Лофгрен (Nils Lfgren) и Тегнер (Теgner С.) впервые получили следующий местно-анестезирующий препарат – прилокаин (ксилонест, цитанест) – амидное производное толуидина с быстрым началом эффекта и средней продолжительностью действия. В литературе сообщения о нём появились в 1960 г. (рис. 128 а, в, г).

Рис. 128 г. Bertil H. Takman. Был близким другом Лофгрена. Позже он работал химиком фирмы Astra в США, синтезировал местный анестетик длительного действия дуранест. (Ил. по K. Lindqvist, S. Sundling, 1993.)

В 1956 г. в США А.Ф. Экенштам (А.F. Еkenstam), Эгнер (Еgner) и Петтерсон (Реtterson) синтезировали мепивакаин – амидное производное ксилидина. Основное преимущество этого препарата в том, что он значительно меньше лидокаина расширяет сосуды. 3% раствор мепивакаина даёт удовлетворительную глубину и длительность анестезии без вазоконстриктора, не стимулирует сердечно-сосудистую систему. Разрешён к клиническому применению в 1960 г. Указанные преимущества позволяют использовать мепивакаин у пациентов с выраженной сердечно-сосудистой и эндокринной патологией. В настоящее время применяется при кратковременных, неосложнённых вмешательствах в стоматологии.

В 1956 г. в Институте фармакологии и химиотерапии АМН СССР синтезирован и изучен в лаборатории профессора Г.П. Пономарева первый отечественный амидный анестетик мезокаин (тримекаин) – производное ксилидина.

Этот анестетик был подробно исследован Н.Т. Прянишниковой (1956, 1957, 1959) в эксперименте, а также Н.А. Шаровым (1962, 1964) в клинике.

Впервые в стоматологической практике этот препарат применён доцентом Ю.И. Бернадским в декабре 1957 г. в стоматологической клинике и поликлинике Кубанского медицинского института (г. Краснодар). В 1960 г. в журнале "Стоматология", № 2 Ю.И. Бернадский обобщил опыт 128 оперативных вмешательств под мезокаиновым обезболиванием (рис. 129).

В 1957 г. американцем А.Ф. Экенштамом (А.F. Еkenstam) синтезирован бупивакаин, разработанный на основе мепивакаина. Является самым длительно действующим на сегодняшний день местным анестетиком.

В 1971 г. Б.Х. Такман (В.Н. Таkman) синтезировал второй длительно действующий амидный анестетик – этидокаин (дуранест).

Рис. 129. Юрий Иосифович Бернадский (1915-2006).

Патриарх отечественной стоматологии. Автор 450 научных работ. На основании изучения реакции организма на операционную травму внедрил в практику челюстно-лицевой хирургии премедикацию и потенцирование местной анестезии. Впервые в СССР при стоматологических вмешательствах применил анестезию тримекаином

В 70-е годы в Германии был синтезирован артикаин путём замены анилинового остатка на тиофеновый. Патент № 3855243 от фирмы Hoechst AG. Название «3-AMINOACYLAMINO THIOPHENES».

Авторы: Роман Мушавек (Roman Muschaweck, Frankfurt am Main), Pоберт Риппель (Robert Rippel, Hofheim, Taunus), Генрих Рушиг (Heinrich Ruschig, Bad Soden, Taunus), Манфред Шорр (Manfred Schorr, Frankfurt am Main).

Заявка подана 1 октября 1973 г. Опубликован 17 декабря 1974 г.  

В клиническую практику препарат был введён в 1974 г. Р. Мушавеком (рис. 129 б) и Р. Риппелем после публикации статьи «Новый местный анестетик (Картикаин) из тиофенового кольца» в журнале «Практическая анестезиология». С 1976 г. он широко используется в Германии (фирма "Hoechst AG") и Швеции, с 1978 – в Ни дерландах, с 1980 г. – в Австрии и Испании, с 1983 г. – в Канаде. В России разрешён с 1990 г., в стоматологии применяется с 1994 г.

Рис. 129 б. Dr. Roman Muschaweck (1919-2007).

Немецкий фармаколог и токсиколог, получивший

мировое признание. Синтезировал мочегонные

средства (Arelix®, Lasix), кровозаменители (Haemaccel®)

и местный анестетик артикаин (Ultracain®)

Первая апробация проводилась профессором И.А. Шугайловым в Московском медицинском стоматологическом институте (сейчас ГОУ ВПО «Московский государственный медико-стоматологический университет им. А.И. Евдокимова»).

До 1984 г. данный анестетик назывался картикаин (carticain). В настоящее время препараты на основе артикаина производятся многими зарубежными фирмами. В России разрешены к применению в стоматологии ультракаин (Д-С, Д-С форте и Д), септанест, альфакаин, убистезин, примакаин, цитокартин, артикаин ИНИБСА и выпускается артикаин в настоящее время двумя фармацевтическими фирмами: Брилокаин®-адреналин (1:200.000) и Брилокаин®-адреналин форте (1:100.000) ЗАО «Брынцалов-А» в карпулах по 1,8 мл; Артифрин-Здоровье (1:200.000) и Артифрин-Здоровье форте (1:100.000) ООО «Здоровье» в карпулах по 1,7 мл.

В Германии артикаин является наиболее используемым в стоматологии местным анестетиком, и его доля на рынке, по данным R. Rahn (1996), составляет 90%. Важной особенностью артикаина является его высокая диффузионная способность в клеточную мембрану, местно-анестезирующая активность и степень безопасности (Шугайлов И.А., 1996; Столяренко П.Ю., 1997; Рабинович С.А., 2000 и др.).

В 90-е годы учёными фирмы "Astra" разработан новый анестетик длительного действия – наропин (ропивакаин). По химической структуре он аналогичен бупивакаину (бутиловая группа, присоединённая к амиду, заменена пропиловой). При применении наропина меньше вероятность сердечного коллапса и аритмии, а в случае возникновения кардиотоксического эффекта более вероятно успешное восстановление сердечной деятельности, чем при использовании бупивакаина. Применяется в основном для эпидуральной анестезии, блока периферических нервов и послеоперационного обезболивания. С 1999 г. проходит клинические испытания в стоматологии. В отличие от большинства других местных анестетиков, присутствие вазоконстриктора адреналина существенно не влияет на время наступления, продолжительность действия анестезии и ограничение системных реакций. Это позволяет в некоторых случаях, когда необходима длительная проводниковая блокада в челюстно-лицевой области (травматичные вмешательства, подавление боли при невралгии тройничного нерва), считать наропин анестетиком выбора у пациентов пожилого возраста (Столяренко П.Ю., Кравченко В.В., 2000).

ИСТОРИЯ МЕСТНОЙ АНЕСТЕЗИИ КОЖНЫХ ПОКРОВОВ

Анестезия интактных кожных покровов многие годы была невозможна без предварительной болезненной инъекции раствора местного анестетика или сдавления, охлаждения тканей.

В 1957 г. S. Моnash, а в 1971 г. J. Аdriani, Н. Dalili в поисках идеального препарата для местной анестезии кожных покровов показали, что некоторые местные анестетики обладали анестезирующим действием на кожные покровы, но ни один из предложенных препаратов не давал достаточной клинической эффективности. Спустя 10 лет Brechner предложил использовать 5 или 10% аметокаин (тетракаин), растворённый в диметилсульфоксиде (DMSО) – dimethyl-sulphoxide), который обеспечивает проникновение местного анестетика через интактные кожные покровы. Однако препарат не нашёл широкого распространения в клинической практике, так как DMSO вызывал различные патологические кожные реакции, связанные с выбросом гистамина. В 60-е годы для местной анестезии кожных покровов использовался 30% лидокаин, однако применение такой высокой концентрации местного анестетика приводило к осложнениям токсического генеза. В конце 70-х годов (Роnten и L. Оhlsen) был разработан кетокаин (местный анестетик с высокой липофильностью), который был эффективен для анестезии кожных покровов, но в дальнейшем его клиническое использование было прекращено из-за развития тяжёлых местных кожных реакций с образованием волдырей (Обзор "Topical anaesthesia of the skin", Paediatric Anaesthesia, 1993, № 3, р. 129-138).

На протяжении всей истории поиска препарата, способного обезболить поверхность кожных покровов, стало ясно, что для проникновения через поверхность интактной кожи и обеспечения местной анестезии анестетик должен удовлетворять двум основным требованиям: во-первых, иметь высокую концентрацию, которая могла бы обеспечить проникновение через липофильные кератиновые структуры кожи (поверхностный эпидермис), и, во-вторых, содержать достаточное количество воды, позволяющее увлажнить кожные покровы и улучшить процесс абсорбции препарата.

INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Книги\\books\\anest_files\\image054.gif" \* MERGEFORMATINET INCLUDEPICTURE "F:\\..\\Книги\\books\\anest_files\\image054.gif" \* MERGEFORMATINET

Рис. 130. Kpeм ЭМЛА

В начале 70-х годов исследователи фирмы "Astra" Ганс Эверс (Hans Evers) и Фредрик Броберг (Fredrik Broberg) создали специфическую смесь, состоящую из лидокаина и прилокаина, – ЭМЛА – крем, который удовлетворяет всем перечисленным требованиям и является первым анестетиком для проведения аппликационной анестезии интактных кожных покровов (рис. 130). ЭМLА – Еutectiс Мixture of Local Anesthetics – эутектическая, то есть легкоплавкая, смесь местных анестетиков (5% лидокаина и 5% прилокаина в соотношении 1:1). Точка плавления лидокаина и прилокаина значительно выше комнатной температуры (67 и 37°С соответственно). Однако указанная смесь имеет точку плавления всего 18°С, что примерно соответствует комнатной температуре. При нанесении на кожу оба анестетика переходят в жидкое состояние, несмотря на то, что изначально имеют кристаллическую структуру. Это облегчает процессы абсорбции через интактные кожные покровы. Крем ЭМЛА представляет собой эмульсию "масло в воде". Благодаря высокому содержанию воды в составе крема абсорбция эутектической смеси происходит и через неповрежденную поверхность кожи. Обязательным условием успешного применения этого крема является наличие специальной окклюзионной повязки Теgaderm, которая предупреждает испарение воды, входящей в состав крема.

Введение в клиническую практику (на европейский медицинский рынок крем ЭМЛА поступил в начале 80-х годов) нового препарата для анестезии интактных кожных покровов фирмой "Astra-Zeneca" стало новым значительным шагом в преодолении ятрогенной боли. Большая клиническая значимость внедрения в клиническую практику состоит в следующем:

1. Болезненные процедуры (пункция и катетеризация сосудов при анестезиологическом обеспечении, инфузионной терапии, взятии крови на исследование, дополнительное обезболивание перед инфильтрационной, внеротовой регионарной анестезией, продлённой проводниковой блокадой второй и третьей ветвей тройничного нерва) перешли в разряд безболезненных и не вызывающих негативных реакций (особенно у детей и пожилых пациентов).

2. Анестезия кремом ЭМЛА стала самостоятельным методом обезболивания при поверхностных хирургических вмешательствах на коже лица (биопсия, дермабразия, пересадка кожных лоскутов, удаление кондилом, кожного рога, невуса, металлических спиц после остеосинтеза, лазерная, косметическая хирургия и др.).

Похожие работы:

«Часть 1 1 Мономеры нуклеиновых кислот:1.аминокислоты 2.нуклеотиды 3.глицерин и жирные кислоты 4.простые углеводы2. Процесс переписывания генетической информации с ДНК на и-РНК называется:1) редупликация;2) транскрипция;3) репликация;4)трансляция3. Наука цитология изучает:1.строение клеток одноклеточных и многоклеточных организмов2.строение ор...»

«Фотографические наблюдения метеорных потоков Введение Ясной тёмной ночью, наблюдая величественную и неповторимую по своей красоте панораму неба, усеянную тысячами звезд и серебря...»

«Пояснительная записка Рабочая программа по химии для 11 класса (базовый уровень) составлена в полном соответствии с Федеральным компонентом Государственного стандарта среднего (полного) общего образования, на основании Примерной учебной программы среднего (полного) общего образования по химии и Программы курса химии...»

«Конспект урока геометрии 11 класс по теме "Необычные дома, объемы тел". Эпиграфы урока " " Тип урока: комбинированный, повторение изученного материала.Цели: Образовательные: организовать работу учащихся по повторению и закреплению понятия объем, формул объ...»

«Аннотация к рабочей программе по физике 8 класс Рабочая программа по физике для 8 класса составлена на основе Федерального государственного стандарта общего образования, примерной программы основного общего образования: "Физика" 7-9 классы (базовый уров...»

«Согласовано: Утверждаю: Заместитель заведующего Директор Отделом образования Администрации Веселовского района МБОУ Веселовская СОШ №1.Л.Ю.Погорелова.Г.Ф Евдокимова ".".2013 г. ".". 2013 г. приказ №_ от_2013год ГРАФИК государственной (итоговой) аттестации в 9-х классах ПРЕДМЕТ КЛАСС ДАТА АТТЕСТАЦИОННАЯ КОМИССИЯ № кабинета ВР...»

«Согласовано: Утверждаю: Председатель профкома Директор МОУ "СОРМШ №7" МОУ "СОРМШ №7" _ Твиченко А.А. _ Ерасова С.В. ""20_г. ""20_г. ИНСТРУКЦИЯ № по охране труда для лаборанта кабинета химии в МОУ "СОРМШ №7" г. Дубоссары I. Общие требования бе...»

«1.ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА  Рабочая программа курса химии для 11 класса составлена на основе: 1). Федерального компонента государственного стандарта общего образования,2) Образовательной программы основного общего образования МОУ Сенгилеевска...»

«. Физические и химические свойства аренов. Получение. Применение Физические свойства  Бензол и его ближайшие гомологи – бесцветные жидкости со специфическим запахом. Ароматические углеводороды легче воды и в ней не растворяются, однако легко растворяются в органических растворит...»

«математика 2 класс тема урока: СЛОЖЕНИЕ ВИДА: 26 + 7 Цели: познакомить учащихся с новым приёмом сложения; развивать навыки счета; продолжать работу над задачами изученных видов. Ход урока I. Организационный момент....»

«Пояснительная записка Рабочая программа по химии составлена в соответствии с федеральным компонентом государственного стандарта общего образования, одобренный совместным решением коллегии Минобразования России и Президиума РАО от 23.12.2003 г. № 21/12 и утвержденный приказом Минобрнауки РФ от 05.03.200...»

«До начала осталось еще две минуты. И я бы хотел повторить свой вопрос, который задал ребятам, пришедшим раньше. Что в вашем понятии является раем, где бы вы хотели жить? Каким должен быть рай, чтобы в нем можно было пребывать бесконечно? Аллочка, Вы еще не ответили на этот вопрос, нет?Я отвечаю, я как раз т...»








 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.