WWW.DOCX.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Интернет материалы
 

«ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ           ДЕЛО АЛЕКСАНДРА АНДРЕЕВА ПРОТИВ РОССИИ    (Обращение №  HYPERLINK \l { \t ...»

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

 

 

 

 

 

ДЕЛО АЛЕКСАНДРА АНДРЕЕВА ПРОТИВ РОССИИ 

 

(Обращение №  HYPERLINK "http://hudoc.echr.coe.int/eng" \l "{" \t "_blank" 2281/06)

 

 

 

  

 

СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ

 

 

СТРАСБУРГ

 

 

23 февраля 2016 г.

 

 

ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ

 

23/05/2016

 

Данное судебное решение стало окончательным согласно Статье 44 § 2 Конвенции. Оно может быть подвергнуто редакции.

По делу Александра Андреева против России,

Европейский суд по правам человека (Третья Секция), Судебная коллегия в составе:

Луис Лопес Гуэрра (Luis Lpez Guerra), Президент,Джордж Николау (George Nicolaou),Хелен Келлер (Helen Keller),Дмитрий Дедов (Dmitry Dedov),Бранко Лубарда (Branko Lubarda),Пер Пастор Виланова (Pere Pastor Vilanova),Алена Полакова (Alena Polkov), судьи,и Стивен Филлипс (Stephen Phillips), секретарь Секции,

проведя совещание за закрытыми дверями 2 февраля 2016 г.,

вынес следующее решение, которое было принято в тот же день:

РЕГЛАМЕНТ

1. Дело было начато по обращению (№  HYPERLINK "http://hudoc.echr.coe.int/eng" \l "{" \t "_blank" 2281/06) против Российской Федерации, поступившему в Европейский суд на основании Статьи 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенции”) от российского гражданина, г-на Александра Васильевича Андреева ("истца") 16 декабря 2005 г.

2. Интересы истца были представлены Комитетом против пыток, негосударственной организацией, расположенной в Нижнем Новгороде. Российское правительство ("Правительство") было представлено г-ном Г.Матюшкиным, Представителем Российской Федерации в Европейском суде по правам человека.

3. В частности, истец утверждал, что он был незаконно лишен свободы и подвергся жестокому обращению во время содержания под стражей в отделении милиции, и что эффективного расследования этого жестокого обращения с ним проведено не было.

4. 31 августа 2011 г. обращение было коммуницировано Правительству.

ФАКТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

5. Истец родился в 1987 г. и проживает в г.Орске Оренбургской области.

A. Обвинения в жестоком обращении во время содержания под стражей в отделении милиции

1. Изложение истцом событий в отделении милиции Советского района

Истец получил вызов явиться в отдел внутренних дел Советского района г. Орска в кабинет № 44 к следователю К. к 11 утра 15 февраля 2005 г. Других подробностей вызов не содержал. В 11 утра 15 февраля 2005 г. истец, которому на тот момент времени было 17 лет, прибыл в отделение милиции, как от него требовалось, вместе со своим отцом и подругой Л. Дежурный зарегистрировал их прибытие на участок. Следователя K. не было на месте и истца попросили подождать. Сотрудник милиции М. провел истца в свой кабинет.

7. Некоторое время спустя отца истца попросили участвовать в следственном действии. После окончания следственного действия он не смог найти истца в отделении милиции.





Сотрудник милиции М. приказал ему и Л. выйти из здания. Они остались снаружи около главного входа ждать истца на крыльце. Некоторое время спустя им было сказано, что истца уже не было в здании. Они ушли около 7 вечера. Поскольку истец не появился дома, его родители стали расспрашивать сотрудников Советского РОВД о его местонахождении, как по телефону, так и лично. После многих безуспешных попыток они, наконец, узнали, что истца увезли в отделение милиции № 2 вместе с сотрудником милиции Ш. и что он оставался там до 8 часов вечера.

8. Истец сообщил, что сотрудник милиции Ш. доставил его в кабинет для экспертиз, где его сфотографировали и взяли отпечатки пальцев. Затем, вскоре после 3 часов дня, Ш. вывел его из отделения милиции через заднюю дверь кабинета для экспертиз и доставил его в отделение милиции № 2 в милицейской машине для допроса. Согласно регистрационному журналу отделения милиции, истец покинул отделение милиции в 3 часа 20 минут дня 15 февраля 2005 г.

2. Описание истцом событий, происходивших в Орском отделении милиции № 2

9. Истец представил следующее описание событий, происходивших в отделении милиции № 2. Начальник отделения, сотрудник милиции Р. и сотрудник милиции E. допрашивали его в отношении предполагаемой причастности к кражам в нескольких магазинах. Истец отрицал свою причастность к кражам. Сотрудник милиции E. связал руки истца за спиной, велел "сесть на пол, скрестив ноги перед собой", связал его ноги веревкой, "перекинул веревку через шею назад к спине", "повесил на стул и тянул веревку". Истец почувствовал острую боль в спине.

10. Некоторое время спустя оперативный сотрудник милиции K. зашел, чтобы допросить истца. Когда П. и E. вышли, К. развязал ноги истца и потребовал от истца написать "явку с повинной". Истец продолжал отрицать свою вину. К. открыл дверь и позвал Е. Истец "понял, что его снова будут пытать". Разбежавшись, он ударился головой о стеклянную дверцу книжного шкафа, стоявшего в кабинете. От удара стекло разбилось и у истца образовалось несколько порезов на лице над левой бровью и на голове.

11. Затем E. связали руки и ноги истца за спиной, пропустили металлический прут под веревкой и подвесили истца на пруте, концы которого опирались на стол и на спинку стула. Истец находился в подвешенном состоянии около восьми минут, когда кто-то убрал прут и попросил E. развязать истца. E. отказался.

12. Некоторое время спустя E. вышел, истца развязали и сняли с него наручники. K. снова потребовал, чтобы истец написал "явку с повинной". Истец начал писать явку с повинной, как от него требовали. П. зашел вместе с адвокатом C., который предложил свои услуги в качестве защитника истца. Истец отказался, поскольку он хотел быть представленным в суде защитником, которого он выбрал бы сам.

13. После того, как истец отказался продолжать писать явку с повинной, сотрудник милиции Е., который, по неподтвержденным данным, был пьян, привел истца в свой кабинет. Прибыла бригада скорой помощи, которая была вызвана после инцидента с разбитым стеклом; истец был осмотрен медиком скорой, который оказал ему первую помощь и уехал.

14. В дальнейшем истца допрашивали два сотрудника милиции, которые также были нетрезвы. Один из них ударил истца несколько раз по обоим ушам одновременно ладонными сторонами кисти. Другой сотрудник милиции ударил истца по голове.

15. Затем E. связал истца и снова подвесил его на металлическом пруте. Истец увидел, что с его лба на пол капает кровь.

16. Сотрудник милиции Б. развязал истца и потребовал, чтобы он закончил писать "явку с повинной". Истец выполнил это требование, и сотрудник П. разрешил ему уйти. Истец пошел домой пешком, его дом находился в трех километрах.

3. Госпитализация истца

17. Около 9.40 вечера истец пришел домой. В 11.05 вечера он был госпитализирован. В соответствии с записями медицинской регистрации городской больницы № 2, где он находился для стационарного лечения до 4 марта 2005 г., во время госпитализации истец жаловался на головную боль, тошноту, головокружение и рвоту. Он объяснил, что за три часа до этого его избили сотрудники милиции. Над левой бровью у него была ссадина длиной до 2 см и кровоподтеки на коже черепа. Ему был поставлен диагноз в виде сотрясения мозга, ушибов мягких тканей головы и ссадины на левой надбровной дуге.

4. Протоколы в отделении милиции

18. Материалы дела свидетельствуют о том, что сотрудник милиции E. составил запись о доставлении истца в отделение милиции. Согласно данной записи, в 7 часов вечера 15 февраля 2005 г. истец был доставлен в отделение милиции для разбирательства и подвергся обыску в присутствии понятых B. и Ш. Запись, которая была подписана сотрудником милиции E., двумя понятыми и истцом, гласила, что истец, “правонарушитель”, был проинформирован о правах и обязанностях личности, против которой возбуждается административное производство. Других подробностей запись не содержит.

B. Расследование содержания истца под стражей и предполагаемого жестокого обращения с ним

1. Отказ в возбуждении уголовного дела

19. 15 февраля 2005 г. отделение милиции г.Орска было уведомлено городской больницей о том, что истец был доставлен в больницу с травмами, предположительно нанесенными сотрудниками милиции.

20. 17 февраля 2005 г. Прокуратура Советского района г.Орска получила информацию о предполагаемом жестоком обращении с истцом со стороны сотрудников милиции.

21. 21 февраля 2005 г. отец истца подал жалобу в прокуратуру Советского района о том, что истец стал жертвой незаконных действий сотрудников милиции. 4 марта 2005 г. он направил аналогичную жалобу в Оренбургскую областную прокуратуру.

22. Прокуратура Советского района провела предварительное следствие. Следователь прокуратуры Б. получил объяснения от ряда лиц, среди них лица, упомянутые ниже.

(а) Объяснения, полученные следственным органом

23. 18 февраля 2005 г. адвокат С. заявил, что 15 февраля 2005 г. некоторое время после 19 часов 20 минут [начальник отделения милиции] П. попросил его присутствовать на следственных действиях в качестве адвоката защиты для истца, который подозревался в совершении преступления. С. увидел свернувшуюся кровь на брови и голове истца. С. попросил сотрудников милиции выйти из кабинета и спросил у истца о происхождении его травм. Истец объяснил, что он сам ударился головой о шкаф. С. предложил свои услуги в качестве адвоката защиты. Истец отказался, поскольку хотел, чтобы его защищал адвокат З.

24. 22 февраля 2005 г. сотрудник милиции E. заявил, что 15 февраля 2005 г. он ушел со службы в 18 часов 50 минут. На автобусной остановке он увидел истца, который подозревался в совершении краж из двух магазинов. E. доставил истца в отделение милиции, затем он пригласил двух понятых для составления протокола о том, что истец был доставлен в отделение милиции и подвергнут обыску. В присутствии понятых истец подпрыгнул со своего стула и ударился головой о стеклянную дверцу шкафа. Стекло разбилось, и истец получил порезы на голове и брови. E. оказал истцу первую медицинскую помощь и составил запись о том, что он доставлен в отделение милиции, после чего передал его оперативному сотруднику К. Примерно через двадцать минут K. привел истца обратно, поскольку тот жаловался на плохое самочувствие. E. вызывал скорую помощь. Бригада скорой помощи оказала истцу первую медицинскую помощь. Е. отрицал какое-либо применение силы или психологического давления на истца.

25. 22 февраля 2005 г. начальник отделения милиции П. заявил, что в 15 февраля 2005 г. в 19.00-19:30 он был проинформирован о том, что истец доставлен в отделение милиции по подозрению в совершении кражи. П. описал произошедшие далее события сходным образом с Е. в отношении того, что истец ударился головой о книжный шкаф. По словам П., истец находился в отделении милиции в течение одного часа и покинул его около 20.00. Никто из его подчиненных не совершал никаких противоправных действий в отношении истца.

26. 24 февраля 2005 г. понятые В. и Ш. заявили, что около 19:00 они были приглашены в качестве понятых при обыске истца. После обыска истец подпрыгнул и с разбега ударился головой о книжный шкаф. Стекло книжного шкафа разбилось, и истец получил порезы брови. В ходе инцидента присутствовали два сотрудника милиции.

27. 3 марта 2005 г. сотрудник милиции Ш. заявил, что 15 февраля 2005 г. в отделении милиции Советского района он доставил истца в кабинет для экспертиз, где истец был сфотографирован и у него были взяты отпечатки пальцев и затем препровожден на выход. Ш. отрицает, что он привез истца в отделение милиции № 2.

28. 5 марта 2005 г. оперативный сотрудник K. заявил, что у органов милиции есть информация, в частности, показания очевидцев кражи в одном из магазинов, о том, что истец может быть причастен к краже.

K. допросил истца, который был известен органам милиции по кражам, которые он совершал ранее, 15 февраля 2005 г. примерно в 19:00, после инцидента с разбитым стеклом. Истец признался в краже и дал письменные признательные показания. После этого E. вызвал бригаду скорой помощи, поскольку истец жаловался на головную боль. К. отрицал применение какого-либо насилия в отношении истца.

29. 11 марта 2005 г. следователь Г. заявила, что она отдала указание, чтобы истца доставили в отделение милиции для опознания в связи с уголовным делом о нападении и избиении. 15 февраля 2005 г. она провела опознание с участием отца истца. Поскольку адвокат истца не явился, она отменила опознание, в котором должен был участвовать истец. Истец покинул ее кабинет вместе с сотрудником милиции Ш.

30. Эксперт M. заявил, что днем 15 февраля 2005 г. сотрудник милиции Ш. привел истца в кабинет для экспертиз. Истец был сфотографирован и у него были взяты отпечатки пальцев. М. подтвердил, что из здания имеется другой выход через кабинет для экспертиз. Тем не менее, он заявил, что Ш. и истец вышли в другую, "обычную" дверь, через которую они зашли в кабинет.

31. Истец дал описание предполагаемого жестокого обращения с ним (см. пункты 9-16 выше). Он заявил, что ударился головой о книжный шкаф для того, чтобы прекратить жестокое обращение. Он также указал, что сотрудник милиции E. угрожал убить его, если он расскажет бригаде скорой помощи о жестоком обращении. Когда он остался наедине с адвокатом C., он рассказал ему о жестоком обращении и о вынужденном признании.

32. Отец истца и его подруга Л. рассказали о своем визите в отделение милиции 15 февраля 2005 г. (см. пункты 6 и 7 выше).

(b) Мнение судебно-медицинского эксперта

33. 14 марта 2005 г. следователь Б. отдал указание провести судебно-медицинскую экспертизу истца, которая была проведена экспертом Б. 17 марта 2005 г. Эксперт должен был определить степень ущерба здоровью истца, который предположительно был избит сотрудниками милиции 15 февраля 2005 г. Истец жаловался на периодические головные боли. У него был шрам над левой бровью. Эксперт Б. также изучил врачебные записи о нем в городской больнице (см. пункт 17 выше). В своем отчете № 892 эксперт сделал вывод о том, что травмы истца, в частности, сотрясение мозга, рана над левой бровью и шрамы на коже головы были причинены твердыми тупыми предметами незадолго до его госпитализации. Травмы были квалифицированы как наносящие легкий ущерб здоровью, поскольку они привели к краткосрочному расстройству здоровья.

(c) Решение от 15 марта 2005 г.

34. 17 марта 2005 следователь Б. отдал указание о том, чтобы на основании статьи 24 § 1 (2) Уголовно-процессуального кодекса (УПК) не проводились никакие уголовно-процессуальные действия в отношении жалобы истца, в виду отсутствия состава преступления по статье 286 Уголовного кодекса ("злоупотребление полномочиями") в действиях сотрудников милиции Ш. (как и по статье 301 Уголовного кодекса "незаконный арест или задержание"), П., К., E. (также по статье 302 Уголовного кодекса "принуждение к даче показаний"), а также четырех других.

35. 21 марта 2005 г. заместитель прокурора Прокуратуры Советского района отменил решение следователя, поскольку расследование, на котором оно было основано, было оценено как неполное, и было назначено дополнительное расследование.

(d) Дополнительные объяснения, полученные следственным органом

36. Следователь Б. получил следующие дополнительные объяснения.

37. 22 марта 2005 г. ассистентка врача H. заявила, что в 19:30 в отделение милиции № 2 была вызвана бригада скорой помощи. Она и младшая медсестра Г. поехали в отделение милиции. Медики обнаружили истца в кабинете вместе с двумя сотрудниками милиции, которые объяснили ей, что истец ударился головой о стекло и разбил его. Она осмотрела истца, у которого были порезы над левой бровью и на голове. Ее осмотр не выявил каких-либо очевидных симптомов сотрясения мозга. Истец снял с себя одежду. Г. не обнаружила никаких видимых травм на его тeле.

38. 23 марта 2005 г. младшая медсестра Г. дала аналогичные показания. Она отметила, что истец находился в кабинете с двумя сотрудниками милиции, один их которых позже вышел. Затем ассистентка врача Н. осмотрела истца.

39. 23 и 24 марта 2005 Я. и В. заявили, что в феврале 2005 г. они проходили курс стационарного лечения в городской больнице и лежали в одной палате с истцом, который рассказал им о жестоком обращении с ним в отделении милиции. Я. понял, что сотрудники милиции одели на истца наручники, подвесили его и ударили его головой о стену. По словам В. сотрудники милиции одели наручники на истца и подвесили его, а затем либо он сам ударился головой о книжный шкаф, либо сотрудники милиции ударили его головой о книжный шкаф.

40. Школьный учитель истца И. охарактеризовал истца как хитрого, лживого и изобретального человека.

41. Судебно-медицинский эксперт Б. заявил, что он не считает возможным надежно установить, как истец получил сотрясение мозга. Оно могло стать результатом удара истца головой о книжный шкаф либо результатом того, что его били по голове.

(e) Решение от 24 марта 2005 г.

42. 24 марта 2005 г. на основании результатов расследования следователь Б. вновь отказался возбуждать уголовное дело по статье 24 § 1 (2) УПК, на основании отсутствия состава преступления в действиях Ш., П., К., E. и четырех других. Как и ранее, следователь ссылался на преступление по статье 286 Уголовного кодекса (злоупотребление полномочиями), а также статье 301 Уголовного кодекса (незаконный арест или задержание) в отношении Ш., и статье 302 Уголовного кодекса (принуждение к даче показаний) в отношении П., К. и Е. Следователь выяснил, что истец находился в отделении милиции Советского района 15 февраля 2005 с 11 до 15.

20 для опознания по уголовному делу о нападении и избиении, и что около 19 часов в тот же день сотрудник милиции E. доставил истца в отделение милиции № 2 в связи с подозрением в совершении кражи. Следователь посчитал, что результаты расследования показали, что травмы истца были причинены им самому себе в результате удара головой о книжный шкаф, и что обвинения в жестоком обращении со стороны сотрудников милиции были безосновательны.

2. Внутригосударственные судебные органы рассмотрели отказ в возбуждении уголовного расследования по статье 125 Уголовно-процессуального кодекса

43. 24 марта 2005 г. отец истца подал апелляцию против решения, вынесенного следователем. В частности, он указывал, что следователь так и не провел опознание, чтобы установить двух неизвестных сотрудников милиции, которые ударили истца по голове.

44. 20 мая 2005 г. Советский районный суд Орска в составе единоличного судьи заслушал отца истца, его представителя и заместителя прокурора Советской районной прокуратуры, а также рассмотрел доказательную базу расследования, проведенного следователем. Суд посчитал, что расследование было полным и всесторонним, и что оценка следователем его результатов была непредвзятой, разумной и логичной. Суд отказал в удовлетворении жалобы отца истца и указал, что опознание могло быть проведено только после возбуждения уголовного дела, что в данном уголовном производстве сделано не было.

45. Отец истца подал жалобу на решение районного суда. 16 июня 2005 г. Оренбургский областной суд отклонил его жалобу и полностью поддержал выводы суда первой инстанции - в частности, о том, что расследование достоверно установило, что 15 февраля 2005 г. истец не был арестован в качестве подозреваемого по уголовному делу.

ПРАВОВАЯ ЧАСТЬ

I. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 5 КОНВЕНЦИИ

46. Истец подал жалобу о том, он был доставлен в полицейский участок № 2 и удерживался там в нарушение статьи № 5 § 1 (c) Конвенции, соответствующий раздел которой гласит следующее:

“1. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях и в порядке, установленном законом...

(c) законное задержание или заключение под стражу лица, произведенное с тем, чтобы оно предстало перед компетентным органом по обоснованному подозрению в совершении правонарушения или в случае, когда имеются достаточные основания полагать, что необходимо предотвратить совершение им правонарушения или помешать ему скрыться после его совершения...”

A. Допущение

47. Суд отмечает, что данная жалоба не является очевидным образом необоснованной в понимании статьи 35 § 3 (a) Конвенции. Далее также отмечается, что жалоба также не является неприемлемой по какой-либо другой причине. Таким образом, она должна быть объявлена допустимой.

B. Существо дела

48. Правительство признало нарушение прав истца по статье 5 § 1 Конвенции. В частности, отмечалось, что лишение истца свободы с 19 до 20 вечера 15 февраля 2005 г. было совершено в нарушение статей 91 и 92 Уголовно-процессуального кодекса, которые регламентируют основания и процедуру ареста подозреваемого в рамках уголовного дела.

49. Суд также принял во внимание, что, согласно обеим сторонам, 15 февраля 2005 г. истец удерживался в отделении милиции № 2 как минимум в течение часа. Несмотря на то, что единственным официальным документом о лишении истца свободы в вышеуказанную дату является запись о его доставлении в отделение милиции в качестве лица, совершившего административное правонарушение (см. раздел 18 выше), доказательства, полученные в результате расследования, проведенного внутригосударственными органами, говорят о том, что реальной причиной лишения истца свободы было подозрение в том, что он совершил кражу (см. заявления адвоката С. и сотрудников милиции Е., П. и К. в разделах 23-25 и 28 выше, и выводы следователя в разделе 42 выше). Фактически, именно на основании несоблюдения органами власти процедур, предписанных в УПК в отношении совершения ареста истца, который в то время был несовершеннолетним, в качестве подозреваемого по уголовному делу, Правительство признало нарушение статьи 5 § 1 Конвенции в данном деле.

50. Суд подчеркивает фундаментальную важность гарантий, содержащихся в статье 5 Конвенции для обеспечения прав личности в демократическом обществе не подвергаться необоснованному заключению под стражу органами власти. В этой связи также отмечалось, что любое лишение свободы должно проводиться не только в соответствии с материально-правовыми и процессуальными нормами государственного права, но также в равной мере и в соответствии с целями статьи 5, а именно в том, чтобы была обеспечена защита личности от произвола (см. дело Курт против Турции, 25 мая 1998 г., §§ 12223, Отчеты о судебных решениях 1998III, и Фатма Акалтун Фират против Турции, №  HYPERLINK "http://hudoc.echr.coe.int/eng" \l "{" \t "_blank" 34010/06, § 29, 10 сентября 2013 г.). В данном случае речь идет о защите физической свободы личности и личной безопасности в контексте, который, в отсутствие мер по обеспечению безопасности, может привести к нарушению правовых норм и сделать для задержанных недоступными самые базовые нормы юридической защиты (см. Курт, цитата выше, § 123).

51. Вышеупомянутые соображения являются достаточными для того, чтобы суд сделал вывод о том, что содержание истца под стражей в отделении милиции № 2 по подозрению в совершении уголовного преступления в нарушение процедуры, предусмотренной УПК для ареста несовершеннолетнего подозреваемого в рамках уголовного дела, является нарушением статьи 5 § 1 (c) Конвенции.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 3 КОНВЕНЦИИ

52. Истец заявил, что 15 февраля 2005 г. он подвергся пыткам в отделении милиции № 2 и что эффективного расследования его жалобы проведено не было. Он сослался на статью 3 Конвенции, которая гласит:

“Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию.”

53. Правительство заявило, что документы по делу опровергают аргументы истца. В частности, если бы на истца были одеты наручники, и он был бы связан и подвешен, согласно его версии событий, на его конечностях должны были бы остаться порезы или другие следы. Однако бригада скорой помощи не обнаружила таких травм во время осмотра истца. Были обнаружены лишь травмы на его лице и те, которые были причинены им самому себе. Поэтому в данном случае не выдерживается стандарт доказательства "при отсутствии разумных оснований для сомнения". Правительство далее заявило, что в отношении обвинений истца о жестоком обращении со стороны сотрудников милиции было проведено оперативное, независимое и всестороннее расследование.

54. Истец согласился с тем, что травма над левой бровью была получена им в результате удара головой о книжный шкаф. Тем не менее, сотрясение головного мозга могло быть им получено от ударов по голове, нанесенных ему сотрудниками милиции.

A. Допущение

55. Суд отмечает, что данная жалоба не является очевидным образом необоснованной в понимании статьи 35 § 3 (a) Конвенции. Далее также отмечается, что жалоба также не является неприемлемой по какой-либо другой причине. Таким образом, она должна быть объявлена допустимой.

B. Существо дела

56. Суд заявляет, что для оценки доказательств для принятия решения о том, имело ли место нарушение статьи 3, используется стандарт доказательства "при отсутствии разумно обоснованных сомнений". Такое доказательство может стать результатом сочетания достаточно сильных, четких и согласующихся выводов или аналогичных неопровержимых презумпций факта (см. Ирландия против Соединенного Королевства, 18 января 1978 г., § 161, Серия A № 25; и, недавно, Узеир Джафаров против Азербайджана, №  HYPERLINK "http://hudoc.echr.coe.int/eng" \l "{" \t "_blank" 54204/08, § 57, 29 января 2015; и  Буйид против Бельгии [GC], № HYPERLINK "http://hudoc.echr.coe.int/eng" \l "{" \t "_blank" 23380/09, § 82, 28 сентября 2015 г.). Тем не менее, когда человек задерживается полицией в нормальном состоянии здоровья, а после освобождения у него выявлены травмы, государство должно представить правдоподобное объяснение происхождению этих травм, и в отсутствии такого объяснения возникает четкое противоречие со статьей 3 (см. Рибитш против Австрии, 4 декабря 1995 г., § 34, Серия А № 336, и Селмуни против Франции [GC], №  HYPERLINK "http://hudoc.echr.coe.int/eng" \l "{" \t "_blank" 25803/94, § 87, ЕСПЧ 1999V). Когда о событиях, являющихся предметом спора, полностью или частично известно лишь соответствующим органам власти, как в случае с лицами, которые содержатся под их контролем под стражей, возникает сильная презумпция факта в отношении травм и летальных исходов во время такого содержания. Фактически, на органах власти лежит бремя доказательства в отношении предоставления удовлетворительного и убедительного объяснения (см. Салман против Турции [GC], №  HYPERLINK "http://hudoc.echr.coe.int/eng" \l "{" \t "_blank" 21986/93, § 100, ЕСПЧ 2000VII, и Буйид, упомянутый выше, § 83).

57. Когда лицо выступает с правдоподобным утверждением о том, что оно пострадало от обращения, нарушающего статью 3, во время нахождения в руках органов полиции или других представителей государства, такое положение, в сочетании с общей обязанностью государства в соответствии со статьей 1 Конвенции обеспечивать права и свободы, определенные в Конвенции, для всех лиц в его юрисдикции, подразумеваемым образом требует проведения эффективного расследования. Такое расследование должно быть способно привести к определению виновных и их последующему наказанию. Иначе общее законодательное запрещение пыток и жестокого, унижающего человеческое достоинство обращения и наказания, несмотря на его фундаментальную значимость, будет на практике неэффективно, и в некоторых случаях представители государства смогут фактически безнаказанно нарушать права лиц, находящихся у них под контролем (см., наряду с другими органами власти, Лабита против Италии [GC], №.  HYPERLINK "http://hudoc.echr.coe.int/eng" \l "{" \t "_blank" 26772/95, § 131, ЕСПЧ 2000IV).

58. В отношении обстоятельств настоящего дела Суд отмечает, что после того, как истец находился под стражей в отделении милиции, он получил травмы. Суд сначала изучит, выполнило ли Правительство свои обязанности в отношении бремени доказательства (см.раздел 56 выше).

59. Суд принимает во внимание, что истец не отрицает факта нанесения травм самому себе, объясняя эти действия страхом продолжения жестокого обращения с ним и стремлением таким образом его прекратить (см. разделы 10 и 31 выше). Он также не отрицал, что ссадина на его лице могла быть получена в результате этих действий, как утверждается Правительством. Тем не менее, Правительство не комментировало происхождение других травм истца. Кроме травм на лице у истца были гематомы на коже головы, которые, согласно выводам судебно-медицинского эксперта, могли стать результатом воздействия твердыми тупыми объектами незадолго до того, как истец был госпитализирован 15 февраля 2005 г. (см. раздел 33 выше). Выводы эксперта соответствуют заявлению истца о том, что его ударяли по голове. Ни заявления Правительства, ни доказательства в деле не говорят о том, что все "гематомы" (во множественном числе) на коже головы могли стать результатом одного удара истца головой о стекло. Что касается сотрясения мозга, то согласно мнению судебно-медицинского эксперта, оно могло стать результатом либо удара истца головой о книжный шкаф, либо ударов по голове (см.выводы эксперта в разделе 41 выше). Суд отмечает, что работник бригады скорой помощи ассистентка врача H., которая обследовала истца незадолго после того, как он ударился головой о стекло книжного шкафа, не обнаружила симптомов сотрясения головного мозга (см. показания H. в разделе 37 выше). Это прибавляет достоверности утверждению истца о том, что его ударяли по голове после того, как его осмотрела бригада скорой помощи.

60. Далее, нельзя забывать о том, что действия по нанесению истцом травм самому себе, как и предполагаемое жестокое обращение со стороны работников милиции, происходило во время незаконного содержания истца под стражей (см. раздел 51 выше), в то время как он был под контролем работников милиции, что сделало его – в то время несовершеннолетнего – особенно слабозащищенным. Результатом его допроса работниками милиции в этих обстоятельствах стало его признание в краже, в которой он подозревался ими (см. показания сотрудника милиции К. в разделе 28 выше).

61. Кроме того, аргумент Правительства о том, что предполагаемые факты одевания на истца наручников, его последующего связывания и подвешивания должны были оставить ссадины либо другие следы на конечностях истца (данный эпизод длился около восьми минут, см. раздел 11 выше) не основан на медицинском заключении.

62. На основании вышеизложенного, Суд считает, что Правительство не установило исчерпывающим образом, что все травмы истца были нанесены не в результате жестокого обращения, которому он подвергался во время нахождения под стражей в отделении милиции. Таким образом, Государство несет ответственность за жестокое обращение, в отношении которого была подана жалоба, и которое было достаточно серьезным, чтобы считаться бесчеловечным и унижающим человеческое достоинство обращением.

63. В отношении процессуальных обязанностей Государства по проведению эффективного официального расследования, Суд ранее приходил к выводу о том, что в контексте российской правовой системы в случаях правдоподобных обвинений в обращении, описанном в статье 3 Конвенции, органы власти обязаны открыть уголовное дело и должным образом провести уголовное расследование, в рамках которого необходимо выполнение целого ряда следственных действий, и которое представляет собой эффективное средство правовой защиты для жертв жестокого обращения со стороны полиции в соответствии с национальным законодательством. Сам факт отказа следственного органа начать уголовное расследование правдоподобных обвинений в серьезном жестоком обращении при содержании под стражей является нарушением Государства своих обязательств в соответствии со статьей 3 по проведению эффективного расследования (см. Ляпин против России, №  HYPERLINK "http://hudoc.echr.coe.int/eng" \l "{" \t "_blank" 46956/09, §§ 129 и 132-36, 24 июля 2014).

64. У суда нет оснований придерживаться другого мнения в данном деле. В то время как истец выступил с правдоподобным утверждением о жестоком обращении с ним со стороны сотрудников милиции, следственные органы оставили его обвинения без последствий как очевидным образом необоснованные на основании предварительного расследования, и отказались проводить уголовное расследование. В отношении судебного рассмотрения отказа следственного органа в возбуждении уголовного дела, необходимо отметить, что хотя такое важное следственное действие, как опознание, которые могло дать возможность истцу опознать сотрудников милиции, которые предположительно подвергли его жестокому обращению, могло быть проведено только после возбуждения уголовного дела, внутригосударственные суды не указали причину, по которой они рассматривали отказ следователя в возбуждении уголовного дела как “разумный и логичный” (см. разделы 44-45 выше). Суд далее отметил, что, несмотря на оперативное уведомление о предполагаемом жестоком обращении с истцом в отделении милиции (см. разделы 19-21 выше) органы власти провели судебно-медицинское освидетельствование истца лишь спустя месяц (см. раздел 33 выше). В то время эксперту задавали вопрос о его мнении в отношении "избиения сотрудниками милиции" истца и эксперту не было предоставлено никакой информации о том, что истец ударялся о книжный шкаф. Хотя эта информация была позже сообщена эксперту и его мнением интересовались (см. раздел 41 выше), такой важный вопрос – все ли кровоподтеки на голове истца были результатом одного удара о стекло – никогда не задавался судебно-медицинскому эксперту. Кроме того, нет данных о том, что помещения отделения милиции обыскивались на предмет наличия таких предметов, как веревка и металлический прут, которые предположительно использовались в ходе жесткого обращения с истцом.

65. Суд полагает, что органы власти не выполнили свою обязанность по проведению эффективного расследования предполагаемого жестокого обращения с истцом во время его содержания под стражей в отделении милиции.

66. В завершение, Суд полагает, что имело место нарушение статьи 3 как в ее содержательном, так и в процессуальном аспектах.

III. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

67. Истец далее заявил, что органы власти не выполнили эффективного расследования в отношении его жалобы о жестоком обращении во время содержания под стражей в отделении милиции, и что их отказ в возбуждении уголовного дела лишил его возможности получения статуса "потерпевшего", что могло бы дать ему право на требование компенсации за предполагаемое жестокое обращение. Он опирался на статью 13 Конвенции, которая гласила:

“Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.”

68. Правительство оспорило этот аргумент. В частности, было заявлено, что отсутствие состава уголовного преступления в качестве основания для прекращения уголовного производства или отказа начинать уголовное производство не подразумевает обязательное отсутствие действия, в результате которого был нанесен вред. Это подразумевает, что действие, и вред от него, если он был причинен, не попадает в сферу интересов, которые защищаются уголовным законодательством. Тем не менее, действие и рассматриваемый вред от него может попадать в сферу интересов, которые защищаются законом об административных правонарушениях или гражданско-правовых нормах. Соответственно, решения по прекращению уголовного разбирательства или отказ в возбуждении уголовного дела не мешали начать гражданско-правовое разбирательство с требованием компенсации за причиненный ущерб. В гражданском судопроизводстве суд устанавливает факт причиненного ущерба и причинную связь между причиненным вредом и действиями ответчика. Право начать гражданско-правовое разбирательство там, где, как в настоящем примере, было принято решение не возбуждать уголовное дело, исходит из толкования соответствующих положений УПК с точки зрения Конституции. Правительство ссылалось на решение № 90-O от 24 февраля 2005 г. Конституционного суда Российской Федерации.

69. Истец подал ответ на утверждения Правительства, указав, что он был лишен эффективных средств правовой защиты в отношении своей жалобы о жестоком обращении с ним в отделении милиции, поскольку эффективного расследования его жалобы органами власти проведено не было.

70. Суд отмечает, что данная жалоба тесно связана с вопросом, поднятым в отношении процессуального аспекта статьи 3 Конвенции, и поэтому она может быть принята к рассмотрению.

71. Далее Суд отмечает, что эта жалоба, в таком виде, как она поступила от истца, который не попытался возбудить судебное производство, чтобы добиться компенсации, ограничивается лишь общим утверждением без каких-либо ссылок на национальное законодательство или опыт правоприменения. В отношении вывода о нарушении статьи 3 в ее процессуальном аспекте по поводу невыполнения Государством-ответчиком эффективного расследования, Суд считает, что нет необходимости рассматривать данную жалобу по статье 13 Конвенции.

IV. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

72. Статья 41 Конвенции гласит:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне.”

A. Ущерб

73. Истец обратился с иском о выплате 40 000 евро (EUR) в качестве компенсации морального ущерба.

74. Правительство оспорило данный иск.

75. Проведя свою оценку на справедливой основе и учитывая характер выявленных нарушений, Суд присуждает истцу 26 000 евро в качестве компенсации морального ущерба, плюс любые облагаемые налоги.

B. Издержки и расходы

76. Истец также обратился с иском о выплате 5 697,75 евро в качестве издержек и расходов, понесенных перед Судом.

77. Правительство оспорило данный иск.

78. В соответствии с прецедентным правом Суда истец имеет право на компенсацию издержек и расходов только в том случае, если доказано, что они фактически имели место, были необходимы и разумны в отношении их размера. В данном случае учитывались документы, находящиеся в распоряжении Суда и вышеуказанные критерии, в связи с этим Суд считает разумным присудить компенсацию в размере 4 600 евро за расходы в связи с судопроизводством. Данная сумма должна быть перечислена на банковский счет представителя истца, согласно требованию истца.

C. Штрафные проценты на просроченный платеж

79. Суд считает уместным рассчитать штрафные проценты на просроченный платеж согласно предельной учетной ставке Европейского центрального банка, к которой необходимо добавить три процентных пункта.

В СИЛУ ОПИСАННЫХ ПРИЧИН, СУД, ЕДИНОГЛАСНО,

1. Объявляет, что иск может быть принят;

 

2. Выносит решение о том,  что имело место нарушение Статьи 5 § 1 (c) Конвенции;

 

3. Выносит решение о том,  что имело место нарушение Статьи 3 Конвенции в ее содержательных и процессуальных положениях;

 

4. Выносит решение о том, что нет необходимости рассматривать иск по статье 13 Конвенции;

 

5. Выносит решение о том, что

(a) Государство-ответчик должно выплатить истцу в течение трех месяцев от даты, когда решение становится окончательным, в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции, следующие суммы, которые должны быть конвертированы в валюту Государства-ответчика по курсу, применимому на дату выплаты:

(i) 26 000 евро (двадцать шесть тысяч евро), плюс любые облагаемые налоги, в качестве компенсации морального ущерба;

(ii) 4 600 евро (четыре тысячи шестьсот евро), плюс любые облагаемые налоги, в качестве компенсации издержек и расходов, которые должны быть перечислены на банковский счет представителя истца;

(b) с момента истечения вышеупомянутого трехмесячного периода до момента выплаты в течение всего периода начисления штрафных процентов должны выплачиваться простые проценты на вышеуказанные суммы по ставке равной предельной учетной ставке Европейского центрального банка, к которой необходимо добавить три процентных пункта;

 

6. Отклоняет остальную часть иска истца о справедливой компенсации.

Составлено на английском языке и уведомлено в письменном виде 23 февраля 2016, согласно Правилу 77 §§ 2 и 3 Регламента Суда.

Стивен Филлипс

Секретарь

Луис Лопес Гуэрра

Президент


Похожие работы:

«Тест Вариант № 11. Выберите правильный вариант предлога: She has been waiting. the bus for two hours. A) up B) for  C) on 2. Выберите правильный вариант предлога: Let us go to the cinema. Sunday. A) on  B) at C) in 3. Выберите нужную форму смыслового глагола: Anna a...»

«ГУП и МУП: инструкция по выживанию О.Л. Лобанова, консультант по управлению закупками Академии промышленного менеджмента им. Н.П. Пастухова С нового года ГУП и МУП переходят на Закон № 44-ФЗ. До этого надо успе...»

«оценка в системе образования комплексное аналитическое отслеживание процессов, определяющих количественно – качественные изменения качества образования, результатом которого явл...»

«СВЯТО 8-ГО БЕРЕЗНЯ для дітей старшого дошкільного віку музкерівник: Нікітіна оксана віталіївнаДівчатка під музику заходять у зал, зупиняються та співають: Пісня №1 Раптом щось важливе Треба пригадати — Календар поможе, Арку...»

«Міністерство освіти і науки України Харківський автомобільно – дорожній технікум Лозівська філія МЕТОДИЧНІ ВКАЗІВКИ до виконання контрольної роботи з дисципліни " ФІНАНСИ" для студентів заочної форми навчання спец. 5.03050901 " Бухгалтерський облік"Розробив: Богач О. В. Розгля...»

«Учебный план Номер темы Наименование практических занятий (семинаров) Основное содержание практических занятий (семинаров) Количество часов 1 Общие сведения Начало работы. Интерфейс программы Autocad. Создание шаблона 2 2 Средства создания и редактирования чертежей...»

«Урок 38 Тема: Відчуття насолоди від процесу розкриття таємниці в новелі Е.По "Золотий жук". Характеристика головного герояМета: навчальна: розкрити особливості стилю Е.По, засоби створення атмосфери надзв...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯИРКУТСКАЯ ОБЛАСТЬКОНТРОЛЬНО-СЧЕТНАЯ ПАЛАТА-63322209842500муниципального образования "город Свирск" " 23 " сентября 2014 г. город Свирск0801116000 Заключение № 13-э/2014 Проект решения Думы "О внесении изменений в решение Думы от 30....»

«Cценарий для спектакля на английском языке Goldilocks Hello, my name is Goldilocks! I live with my family near the forest. (шум шагов)Can you hear? Who is there? (Появляется мама)Oh, it’s my dear mum! Goldilocks, what are you doing? Let’s have dinner. (Садятся за стол...»

«Администрация Кировского муниципального района информирует о приватизации посредством публичного предложения нижеследующего муниципального имущества: Лот № 1Здание, лит. А, назначение: нежилое, 2 – этажное,...»

«Аннотация: для разрешения противоречия статистического выражения второго закона термодинамики опыту эволюции сложных систем, связанного с ограниченностью модели материальной точки, когда пренебр...»

«Упражнения "Вставь пропущенную букву" Задание № 1. Спиши текст. Вставь пропущенные буквы. Х.р.шо поёт хор. Вреден зв.рёк хор.. В печке жар. Скорей жар. блины. В л.су растёт бол.шая ел.. В угол сложили угол.. Задание № 2 Спиши текст. Вставь пропущенные буквы. Кошка играла со своим к...»

«Вода очищенная, используемая для приготовления стерильных растворов, кроме испытаний на отсутствие хлоридов, сульфатов, солей кальция, дополнительно подвергается в аптеке испытаниям на отсутствие: А. Нитратов, диоксида углерода, восстанавливающих веществ; Б. Диоксид...»









 
2017 www.docx.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - интернет материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.